среда

11 декабря

2019 г.

Сообщить новость

26-Nov-2019 11:14

"Южная правда", № 89 (24017)

КУЛЬТУРА (статья)

Античная интервенция в нашу повседневность

78045863 3825286084164258 4293674029807566848 o

В пятницу, 22 ноября, в выставочном зале Николаевского городского Дворца культуры и искусств открылась выставка Владимира и Татьяны Бахтовых «Античные коды Украины. Сакральные реконструкции». Художники позиционировали вернисаж как итог двадцатилетней работы в Ольвии.

В 1989-м семейная пара купила заброшенный дом в Парутино и поселилась рядом с Ольвийским заповедником. Своими руками выстроили дом, который со временем превратился в интеллектуально-художественную (чуть не сказал «коворкинговую») городскую локацию. 

Здесь проводятся поэтические фестивали, пленэры, костюмированные праздники. Сюда любят приезжать не только художники, поэты и кинематографисты, но и люди далекие от искусства. У гостеприимных хозяев время находится для всех. Такой вот современный аналог «Волошинской дачи» в Коктебеле.

Пространство Ольвийского полиса заполняется Бахтовыми два десятка лет. Большинство гостей на выставке уже давно наблюдают в своих фейсбучных лентах  фотографии художников с видами осенней, зимней, летней и весенней Ольвии. 

Эксперименты с костюмированными инсталляциями античных мифов и гелиограффити трехмерных объектов стали визитной карточкой мастеров, которых хорошо знает и чувствует европейский зритель. 
Европа более подготовлена к вернисажам подобного рода. Почти в каждом крупном городе есть музей современного искусства. В Украине нет подобной традиции. В наших музеях только отдельные площади (залы) отданы под экспозиции сегодняшнего дня. 

Владимир Бахтов долго «гастролировал» со своими выставками по Германии, Франции, Польше, Болгарии, США и Канаде. Выставки сопровождались успехом и, самое главное, подготовленным зрителем. 

Западное артпространство уже почти сорок лет существует в атмосфере различных художественных инсталляций. Зритель привык ощущать себя на подобных вернисажах «действующим лицом», соотносить («калькировать») реальность смоделированную и бытовую, понимать сверхзадачу выставок.

В Украине пока нет такого зрителя. Современное искусство у нас очень тяжело становится частью массовой культуры из-за дефицита выставочной практики, которая всегда объединяет архитектуру, дизайн и моду. Сегодняшний художник может быть понят (расшифрован) только при наличии грамотного Интерпретатора. Не художественного критика, а именно Интерпретатора.

22 ноября разгадывать «Античные коды Украины» семейства Бахтовых пришло много народа. Собрались коллеги по цеху, чиновники, депутаты, студенты, друзья и все, кто любит искусство. Как всегда были приветственные слова, поздравления и официальные речи, но… чувствовалось некоторая растерянность. Все понимают, что это хорошо и правильно, однако в привычную парадигму «нравится - не нравится» умещаться не хочет.

Ситуацию спасла куратор выставки - искусствовед Александра Филоненко, которая и выступила в роли Интерпретатора. Она давно занимается исследованием творчества Владимира Бахтова, написала много статей и публикаций, в которых «на пальцах» объясняла, что «античный код» (художественный продукт) должен раскодироваться каждым зрителем индивидуально сообразно своей рефлексии (воспитанию, социальному опыту, системе ценностей и т. п.).
Здесь ничего не нужно придумывать, а только сделать дайджест из ее статей и выступлений. Звучит примерно так: гелиограффити - изобретение Владимира Бахтова - заключается в том, что в реальном пространстве, во время огненного рисования, никакой цельной картинки не появляется. Моделированное изображение станет доступно только после того, как будут напечатаны фотографии. 

Художник распоряжается временем («рисует факелом») и… преобразовывает пространство. В реальности огненных фигур одномоментно не существует, но эту живопись «видит» фотоаппарат, который фиксирует весь процесс за счет пониженной выдержки. Таким образом, тяжелый труд гелиографа становится реальностью и художественный продукт отправляется в самостоятельную жизнь.

Между «временем» и «пространством», считает Александра Филоненко, нет различимой границы, они составляют интерактивное целое - «хронотоп». Пространственно-временной парадокс гелиограффити, безусловно, обязан своим появлением современной технике (фотоаппарату с большой выдержкой), тем не менее наукообразные интерпретации не являются на самом деле концептуальной целью художника. Его творческие амбиции направлены на «иллюстрирование» философских идей античности, в особенности Платона. Сама любовь к античности носит у Бахтова «платонический» характер, соответственно в духе платоновских спекуляций и строятся сверхзадачи отрефлексированной реальности.  Вот такое объяснение дает зрителю Интерпретатор.
Объяснение замечательное: все понятно и все разжевано, но... пропала тайна, и гелиограффити семейства Бахтовых стали банальны, как становится банальным трюк фокусника после обнародования секрета.

Меж тем Татьяна и Владимир Бахтовы действительно совершили открытие новой области художественной реальности, которую придется осваивать следующим поколениям живописцев.
Перевод «огненной картины» в цифровой формат - это не просто парадокс «спрятанного» в пространстве времени, а появление возможности включить эти картины в выставочную практику. 

Собственно говоря, сама оцифровка гелиографического изображения уже проходит через файловый код, набор последовательностей которого состоит всего из двух цифр - «0» и «1». Получается, что «Античный код Украины», как и любой другой, можно декодировать с помощью определенной программы, которая совершенно далека от художественного осмысления реальности.

Цифровое гелиограффити - есть видимое повторение невидимого файла. В художественном восприятии - это почти религия, где видимое изображение Христа на иконе является повтором невидимого Бога, но… открытие Бахтовых лежит не в плоскости технической активации пространственно-временного парадокса какой-то живописной картинки, а в чем-то большем.

Речь идет о способе зрительского восприятия. Обычный человек не обладает возможностью без визуализации напрямую получать информацию в мозг через набор «нулей» и «единичек».  Прямо-криво, темносветло, близко - далеко должно быть обозначено (визуализировано) конкретикой, без которой искусство теряет смысл и коммуникации. Иначе говоря, любой художественный продукт должен быть визуально задокументирован. 

Гелиограффити Бахтовых -  попытка выйти «за рамки документа» для того, чтобы раздвинуть постигаемые зрительные границы мира. Это очень болезненный процесс. Охудожествлевание несуществующей реальности всегда отторгалось человеческим обществом. К примеру, ранние византийские иконы полны «портретов» абсолютно разнохарактерного Бога. Понадобилось мощное иконоборческое движение, чтобы появился канон - видимое изображение невидимого Христа.

Мы переживаем эпоху тектонических сдвигов в зрительском восприятии реальности. Цифровая визуализация невидимой информации сопровождает нас ежесекундно - с одной стороны, с другой - любое цифровое изображение является повтором, который не обладает видимым оригиналом. 

Чтобы увидеть в оригинале оцифрованный фильм, картину, рок-концерт или футбольный матч, нужно повторно инсценировать событие. Продублировать 90 минут футбола никак не получится, игру можно только  интерпретировать - понизить степень соответствия с оригиналом. 

Цифровая визуализация изображений без «родительского оригинала» бесконтрольно тиражируется в Сети, на телевидении и в печати, оно утрачивает контексты и перестает нести авторскую рефлексию. Чтобы сохранить само себя, искусство тотально уходит в неповторимый перформанс и затем вновь «умирает» при оцифровке.
Гелиограффити Владимира и Татьяны Бахтовых - попытка разрешить вечную проблему визуальной коммуникации, возникающую на стыке «профанного» и «экспертного» восприятия реальности, когда зритель и художник одинаково контролируют время производства и потребления искусства. 

Это действительно открытие горизонта в художественной культуре, и мы все в праве гордиться, что живем с этими людьми в одном городе. Выставка «Античные коды Украины. Сакральные реконструкции» будет работать до 8 декабря в городском выставочном зале на Никольской, 54.

Сергей Гаврилов.