среда

11 декабря

2019 г.

Сообщить новость

24-Nov-2019 23:39

ПОЛИТИКА (новость)

Революция должна приводить к качественным переменам

В нашем случае прогресс неочевиден. Скорее запущен процесс самоликвидации государства и Украины – под благими намерениями и с заранее запрограммированным результатом.

Шесть лет тому назад я выступил категорическим противником Майдана и всего того, что началось в стране. На миг заколебавшись в переломный момент 29 ноября (моральный аспект все-таки!), я все же занял контрреволюционную позицию, которой придерживаюсь по сей день. Посему для меня не существует понятия «Революция достоинства» - я вообще не считаю этот процесс революцией. Революция должна привести к качественным переменам в обществе. Жан Жорес называл революцию «наиболее варварским способом прогресса». В нашем случае прогресс неочевиден. Скорее запущен процесс самоликвидации государства и Украины – под благими намерениями и с заранее запрограммированным результатом. 

Майдан – это не столько проявление народной воли (напомню социологические данные начала 2014 года: большинство граждан Украины не поддерживали Майдан, а рейтинг Януковича незадолго до бегства превышал 25%), сколько проявление вольницы, тот самый бунт, бессмысленный и беспощадный, который на протяжении веков проявлялся то в виде Черной Рады, то в виде Колиивщины и атаманщины. В основе Майдана лежал банальный обман – ведь Янукович не отказался от того, чтобы подписать Соглашение об ассоциации, а только перенес это подписание – до согласования спорных вопросов. И то, что многие верили, что Янукович отказался от вступления в Евросоюз, и даже выходили на Майдан ради вступления Украины в Евросоюз – было обманом. В который многие верили. Точно так же, как верили в «Золотую грамоту» о вольностях крестьянам, которую якобы даровала Екатерина, участники гайдамацкого движения. 

Я не хочу защищать Януковича – у него достаточно адвокатов. И он сам виноват в том, что проявил полную апатию и безволие в драматические дни 2014 года. Он так и не понял, что любая власть должна уметь защищаться – эту фразу я повторял неоднократно в 2014-м (особенно когда некоторые церковные иерархи благословили «право народа на восстание»). Янукович получил свое сполна – и его мне, как политика, не жалко. Мне жалко те миллионы граждан, которые верили в Януковича и верили в мирный исход Майдана. Которые считали, что в 2014-м – как и в 2004-м – страна снова уйдет на выборы, выберет лучшего (явно не Януковича), и все граждане согласятся с выбором. Они оказались в роли обманутых, а позже – оставленных наедине со своими проблемами. 

Парадокс Майдана состоит в том, что в случае воплощения договоренностей, подписанных в феврале 2014 года при посредничестве министров иностранных дел европейских государств, президентом Украины на выборах в декабре 2014 года стал бы, скорее всего, тоже Петр Порошенко. Может, не в первом туре. Может, в упорной борьбе. Но он стал бы символом деактуализированного Майдана. Но уж точно был бы сохранен Крым, были бы сохранены тысячи человеческих жизней. Майдан – особенно в его завершающей фазе – породил центробежные тенденции, вооруженный переворот – войну. У каждого процесса есть два родителя. Войну на Востоке Украины и потерю Крыма породили Путин и Майдан. 

Изначально Майдан был антироссийским по своей сути, и что бы не говорили, а Соединенные Штаты сыграли свою важную роль в его организации. Самостоятельным явлением, проявлением исключительно организационных способностей украинских политиков и общественников Майдан был ровно до 29 ноября 2013 года. Помните эти беспомощные собрания на Европейской Площади и на Майдане? Далее к работе подключились и некоторые олигархи, недовольные Януковичем, и внешние игроки. «Хто не скаче – той москаль!» - звучало задолго до потери Крыма и начала боевых действий на Донбассе. Я не оправдываю Россию – она повела себя по-свински и по-хамски в этой ситуации, воспользовавшись слабостью «брата». Но давайте быть честными до конца: Майдан был не столько выступлением «за Европу», сколько движением «против России». И Майдан был попыткой одной части Украины доказать второй части свое превосходство, получив реванш за 2010-й год. 

Сегодня, вспоминая Майдан, понимаю: ни один из принципов или лозунгов, выдвигаемых Майданом, не воплотился в жизнь. Значит, они не были важны. Значит, те, кто провозглашал их, лукавили. Мы сегодня дальше от Европы, чем были в 2013-м. Когда Петр Порошенко приписывает себе заслугу обретения Украиной безвизового режима, я вспоминаю, как в ноябре 2012 года вице-премьер правительства Валерий Хорошковский на пресс-конференции отчитался: мы выполнили требования ЕС по безвизу на 95%, осталось несколько пунктов (в частности, ведение биометрических паспортов, которое – напомню – тормозилось из-за позиции такой структуры, как ЕДАПС). В то время – в 2012 году – Украина не входила в число государств, представлявших повышенную миграционную опасность для стран Евросоюза, и это официально признавалось представителями брюссельской бюрократии. Динамика трудовой миграции из Украины была ниже, чем из некоторых стран Евросоюза или региона Западных Балкан. Это потом, после 2014 года, к Украине и к безвизу стали предъявлять новые требования, затормозив процесс на несколько лет.

Уровень коррупции в 2013 году был значительно ниже, чем во времена Петра Порошенко. И количество результативных «посадок» высокопоставленных чиновников было выше – при этом не было ни НАБУ, ни САП, ни Антикоррупционного суда, ни НАЗК, ни огромного количества грантоедов-антикоррупционеров, а результат по борьбе с коррупцией был. Да, страна была поделена между олигархами, которые сосредоточили в своих руках большую часть ресурсов страны. Но – как говорил мой друг, вышедший из тюрьмы в конце 90-х, «никогда не воюйте с организованной преступностью: ей на смену приходит преступность неорганизованная, а это действительно страшно!».  Это ли было целью и идеалом для тех, кто стояли на Майдане? Ради этого ли свергали Януковича? 

Как бы то ни было, я благодарен Майдану лишь за одно: он помог мне разобраться в людях и в том, кто есть кто. Некоторые отвернулись от меня. Некоторые накатали на меня пространные доносы в компетентные органы (потом удалось с этими доносами ознакомиться). Некоторые экзальтированные дамы в статусе редактрисс некогда авторитетных изданий призывали меня (и некоторых моих коллег) «люстрировать». Я потерял в те дни многих, кого считал своими друзьями. Время показало, что этот процесс вынужденной зачистки круга общения пошел только на пользу. Особенно наблюдая процесс морального и идейного разложения некоторых личностей…

И еще. Майдан поставил точку в существовании Украины как продолжения Украинской Советской Социалистической Республики. По крайней мере, именно после Майдана начался пересмотр границ бывшей УССР (украинская «элита», к слову, не особо проявляла обеспокоенность тем, что границы перекраивались – вместе с потерей Крыма и Донбасса отходили избиратели, которые были головной болью для Турчинова и Порошенко, и которые могли стать основой нового реванша Востока). Сейчас открывается прямой путь к переучреждению Украины как государства – государства нового, с новыми отношениями и с новой структурой. Зеленский и его команда (пришедшие к власти в первую очередь на фоне разочарования народа в Майдане) по наитию начинают переустройство государства. Но засилье транснациональных корпораций и их решающее влияние на нынешнюю власть могут привести эти процессы в тупик, за которым – коллапс государственности.

Вы не заметили особенность? Всякая революция ведет к всплеску творческой энергии, появлению новых форм, людей и деятелей в искусстве и в культуре в целом. Настоящая революция, разрушающая основы старого мира, высвобождает энергию по-настоящему творческих личностей. Этого не случилось в 2014-м году. И это – один из маркеров, свидетельствующих о том, что революция-то была так себе, искусственной. И речь шла не о переустройстве мира, а банально – о власти. 

И еще. Каждый революционер рано или поздно сталкивается с тем, что ему на старости лет стыдно смотреть в глаза своим внукам. Они гордятся своими подвигами в кругу своих друзей, они искренне хвастаются своим революционным прошлым перед детьми. Но потом подрастают внуки и спрашивают: «Дед, а зачем все это было?» Поколение внуков обычно выносит приговор любой – даже самой прогрессивной – революции. А тем более – если революция носила только имитационный характер. Пролистайте учебники истории. 

В 1970-м году ходил анекдот. К 100-летию Ленина советская промышленность начала выпускать часы, в которых вместо кукушки каждый час появлялся Ленин на броневике, который говорил: «Товарищи, социалистическая революция, о которой так долго говорили большевики и которую с таким нетерпением ожидал пролетариат всего мира – ку-ку!»

Сегодня, спустя шесть лет после Майдана, можно констатировать: «Революция достоинства», о которой так долго говорили пропагандисты и в которую так верили стоявшие на Майдане – ку-ку!

Инф.