среда

11 декабря

2019 г.

Сообщить новость

21-Nov-2019 11:09

"Южная правда", № 88 (24016)

ЧЕЛОВЕК (статья)

Трудный путь борьбы и испытаний Максима Максимова

3455

Вот уже два года мы пристально следим за судьбой 17-летнего Максима Максимова из села Нечаянное Николаевского района, который мужественно борется с тяжелой болезнью.

Из-за редкой опухоли третьего позвонка сосудистого характера - гемангиоэндотелиомы G II местного агрессивного характера, которая вызвала компрессионный перелом позвонка и сдавливание спинного мозга на этом уровне, Максим - жизнерадостный, активный и в прошлом спортивный парень, уже долгое время прикован к постели и инвалидному креслу, страдая от сильной боли.

После постановки диагноза в феврале 2016 года Максим перенес две тяжелейшие операции в Украине - в Киевском институте нейрохирургии им. акад. А. П. Ромоданова  НАМН Украины, которые, к сожалению, никак не помогли в решении проблемы. Парню установили титановый имплантат и стабилизирующую пластину, но так как опухоль находилась в труднодоступном месте, украинские врачи не смогли добраться до нее и удалить полностью, и после операций опухоль продолжила рост. У Максима отказали обе ноги, начались сильные судороги в ногах, боли в спине. Со временем стало ясно, что без третьей операции не обойтись. Но за ее проведение украинские врачи отказались браться - слишком высок риск для жизни пациента. Отцу подростка не раз приходилось слышать от хирургов страшную фразу: «Мы не сможем помочь Максиму»… Украинские специалисты дали заключение, что в Украине они исчерпали все возможности помочь Максиму.

Начался долгий и непростой путь поиска зарубежной клиники и консультаций с западными специалистами. Клиники Южной Кореи, Израиля, Германии, Швейцарии выставляли счета в 100 тысяч долларов и выше, что было совершенно неподъемной суммой для многодетной семьи Максимовых. В конце концов, остановились на самом «бюджетном» варианте - турецкой клинике «Medical Park Florya», в которой стоимость диагностики, операции, пред- и послеоперационного лечения, поддерживающей терапии в течение месяца составляла 54 500 долларов США. Родители Максима передали документы на рассмотрение в МОЗ Украины, но ответа оттуда пришлось ждать очень долго. Так как на счету был каждый день, параллельно родители объявили сбор средств, обращаясь ко всем с просьбой помочь спасти их сына. Многие украинские СМИ, в том числе и наша газета, откликнулись на беду этой семьи и обратились к своим читателям, зрителям, слушателям с призывом поддержать и помочь Максиму. И люди не остались равнодушными, помогали, сколько могли. И хотя сбор шел медленно, родители Максима благодарят всех, кто не остался в стороне и помог своими пожертвованиями. 

Сбор денежных средств шел медленно, ожидание рассмотрения вопроса Максима Максимова в МОЗ безнадежно затягивалось… Зато время просто летело! С каждым днем состояние Максима ухудшалось, болезнь неумолимо прогрессировала. Была реальная опасность того, что еще немного и турецкие врачи тоже откажутся от хирургического лечения парня, как от бесперспективного. 

Поэтому известие о том, что Министерство охраны здоровья Украины выделяет 54 500 тысяч долларов на лечение Максима в Турции, было воспринято как чудо! С какой радостью и надеждой отправлялся Максим вместе со своим отцом Владимиром в Стамбул, понимая, что они буквально впрыгивают в последний вагон - не передать! 

К сожалению, турецкая клиника нисколько не оправдала надежд Максима, его семьи и многих сопереживающих этому парню. Лечение в клинике оказалось обычным «медицинским туризмом» - дорогостоящим, комфортным, но, в случае с Максимом, бесполезным. Врачебную ошибку турецких медиков пришлось исправлять николаевским врачам. 

- Мы возлагали такие большие надежды на эту клинику! Верили, что турецкие врачи нам помогут. Профессор Сердар Баки Альбайрак (Serdar Baki Albayrak) нас так обнадежил, заверил, что он все сделает правильно, уберет опухоль, поменяет стабилизацию, и сын после реабилитации будет ходить. Сказал, что после их лечения, больше операций не потребуется. Турецкая клиника поначалу на нас произвела хорошее впечатление. Палата супер - чисто, уютно. Как и писали в отзывах наши соотечественники, проходившие лечение в сети этих клиник, - это не больница, а большой шикарный отель. Но на этом все хорошее закончилось. 

Первая плановая операция в Турции состоялась 22 апреля 2019 года. По словам профессора, прошла она нормально. Но после послеоперационного КТ профессор настоял на проведении внеплановой второй операции, которую сделали через несколько дней - 26 апреля. Он объяснил это тем, что левый нижний винт в установленной ими стабилизирующей системе стоит плохо, он не держится в кости, «а так как мы поставили стабилизацию вашему сыну на всю жизнь, то этот винт надо переустановить». При этом профессор ни словом не обмолвился о том, что два верхних винта стоят не корректно! А как раз эти винты и угрожали осложнениями, были угрозой для жизни сына и стали причиной пятой операции, уже в Николаеве, - рассказывает Владимир Максимов, отец мальчика.  

Но и после второй операции в турецкой клинике, которая должна была устранить недостатки первой, состояние Максима ухудшалось: операционный шов не заживал, из него вытекал ликвор -  спинномозговая жидкость, возникли проблемы с мочеиспусканием, появились аллергические высыпания, ноги сводила судорога.
Как рассказывает отец Максима, турецкие врачи не вели должным образом послеоперационное лечение - отрицали тот факт, что истечения из операционного шва - это спинномозговая жидкость, что потом подтвердили украинские врачи. Первоначально игнорировали жалобы на задержку мочи, увеличившийся объем живота у больного, не могли вовремя предоставить противоаллергические препараты при появлении сыпи, аллергия могла привести к удушью, были перебои с графиком назначения антибиотиков. Максим пробыл в турецкой клинике 45 дней и был выписан оттуда, не дождавшись позитивной динамики, со всеми названными симптомами для продолжения лечения по месту жительства, с выпиской на турецком языке. 

 - Вернувшись в Украину, сына госпитализировали в нейрохирургическое отделение БСМП города Николаева, так как состояние его ухудшилось. Спасибо большое заведующему отделением Игорю Скоропаду, главному врачу БСМП Александру Демьянову, Михаилу Трофанюку, который нам помогает во всех организационных вопросах, и всему коллективу БСМП! Максиму провели комплексное обследование, которое подтвердило, что истечения из послеоперационного шва - это ликворея. На второй день госпитализации ему поставили люмбальный дренаж в области поясницы, и через пять дней шов затянулся.

Но самое страшное было то, что при исследовании выяснилось - два верхних винта зашли в спинномозговой канал и давят на спинной мозг. Раньше опухоль давила на спинной мозг, а теперь эти винты давили на него и тем самым угрожали жизни. Стало ясно - необходима пятая операция, на этот раз по переустановке стабилизирующей системы. Врачебный консилиум в Харькове также подтвердил необходимость такой операции и то, что турецкими медиками была допущена врачебная ошибка, - продолжает рассказ Владимир Максимов.

2 ноября в Больнице скорой медицинской помощи города Николаева бригада нейрохирургов провела сложную 6-часовую операцию с применением нейромониторинга Максиму Максимову по замене стабилизирующей системы, некорректно установленной в Турции. 

На операцию была приглашена нейрофизиолог из киевской клиники «ОХМАТДЕТ» Кира Курысько с аппаратом нейромониторинга, доставку которого организовал Михаил Трофанюк. Система нейромониторинга позволяет врачам контролировать показатели нервной системы пациента и, если необходимо, стимулировать ее, чтобы видеть обратный отзыв. Такая операция была впервые сделана в нашей области!

«Стабилизирующая система, установленная в турецкой клинике «MedicalPark UA», была удалена ввиду некорректного и опасного для здоровья и жизни пациента положения. Вместо нее бригада нейрохирургов во главе с Игорем Скоропадом имплантировала новую. Также была установлена система электростимуляции, которая дает возможность восстановления нервно-мышечных импульсов. Впервые  в Николаевской области использовалась система нейромониторинга. Эту систему можно сравнить с парктроником, позволяющим намного эффективнее управлять хирургическим вмешательством», - написал Михаил Трофанюк об этом в Facebook.

Оперировал Максима заведующий нейрохирургическим отделением БСМП Игорь Романович Скоропад, ему ассистировали Виктор Викторович Купрейчик и Дмитрий Сергеевич Сикорский, анестезиологи-реаниматологи Ирина Константиновна Журавлева и Дмитрий Юрьевич Федоренко, операционная сестра и санитарки.

- Операционная бригада включала еще врача киевской больницы, которая обеспечила так называемый нейромониторинг пациента на протяжении всего вмешательства. Снятие электропотенциалов с мышц пациента позволило ориентироваться оперирующим врачам и быть уверенными, что вмешательство не приводит к повреждению структур спинного мозга. За ходом оперативного вмешательства наблюдало много интернов и молодых врачей нейрохирургов, анестезиологов. 

Результатом проведенного лечения больного стало осознание не только того, что в учреждении выполнена операция на современном уровне, но и понимание того, что для успешной работы специалистов необходимо современное, дорогостоящее медицинское оборудование. Стоимость нейромониторинга, который использовали во время операции, составляет 28 млн грн, но стоимость жизни человека определить сложно. 

Пациент чувствует себя хорошо, находится под наблюдением врачей в отделении. Идет на поправку. Мы благодарны тем людям с большим сердцем, благодаря которым удалось собрать средства на новую систему имплантов и обеспечить пациента некоторыми медикаментами. Весь персонал осознал свою способность быть на уровне мировых специалистов при наличии соответствующего аппаратного и медикаментозного обеспечения. Система, которая была установлена в Турции, снята, опечатана и отправлена на экспертное оценивание, - прокомментировал главный врач БСМП Александр Демьянов.

Отец Максима 22 октября подал заявление в Заводский отдел полиции Главного управления Национальной полиции в Николаевской области по поводу допущения турецкой стороной врачебной ошибки, которая привела к ухудшению здоровья пациента и может нести угрозу его жизни. В тот же день заявление было внесено в ЕРДР. На данный момент ведется досудебное расследование. 

Семья Максимовых благодарит за поддержку советника президента М. Радуцкого, киевских адвокатов М.  Барышникова и А. Дымова, николаевского адвоката И. Вдовиченко. Также благодарны депутату Е. Рымарю и М. Трофанюку за помощь.

- Мы с Турцией находимся в одном правовом поле, закрепленном Европейской конвенцией об уголовных делах. У нас есть предварительная договоренность с турецким адвокатом. Будут поддерживать из Турции. Это дело так оставлять нельзя, - убежден Михаил Трофанюк.

Еще в самом начале болезни Максиму часто снился сон, в котором он не в инвалидной коляске, а ходит на своих ногах. «Мама, мне снится, что я встал и пошел. И мне так легко идти…», - говорил он. Мы верим, что после всех испытаний, боли, слез и страданий, этот сон просто должен стать явью! Выздоравливай, Максим!
 

Марина ОСТРОВСКАЯ.