среда

11 декабря

2019 г.

Сообщить новость

14-Nov-2019 10:57

"Южная правда", № 86 (24014)

КУЛЬТУРА (топ)

Здесь душа поет

Img 7527 1

- Вернулась из Пелагеевского монастыря, как же хорошо там, душа поет! Много перемен: сняли внутренние леса в Свято-Михайловском храме, открылись купола, акустика потрясающая, кажется, пение с клироса проникает в самое сердце, - делится впечатлениями от недавней поездки в Пелагеевку давний друг редакции Наталья Ивановна Кондратьева, рассказывая о переменах, с которыми готовятся встретить насельницы Свято-Михайловского Пелагеевского женского монастыря храмовый праздник и две значимые даты: 25 лет основания обители и 115 лет со дня освящения храма Архистратига Михаила.  

- Кто бы мог подумать, что в степи такое чудо! - то и дело слышишь от тех, кто приехал в Пелагеевку впервые: сияние храмовых куполов видно за несколько километров от него, буквально с каждого пригорка. И застывают в восхищении люди перед величественным храмом Архистратига Михаила, расположенном в месте, где образуют крест речные протоки, - это тоже видно с высоты еще на подъезде к монастырю.

Построен храм сыновьями купца Исидора Дурилина Михаилом и Андреем в честь их рано ушедшей из жизни матери Пелагеи. Напоминающий очертаниями, сравнимый по дивной красоте с собором Василия Блаженного в Москве, трехпрестольный храм освящен в 1904 году, левый престол - в честь святой Пелагеи, правый - в честь святого Андрея Стратилата. Так сыновья исполнили завещание отца, работами руководил Андрей Дурилин. 
Сбор средств для строительства церкви братья начали с того, что продали тысячу овец - целое состояние по тем временам. Архитектор был приглашен из Германии, художники и каменщики из Москвы. Кирпич изготавливали из местной глины, за несколько лет до начала строительства начали гасить известь в специальных ямах, чтобы строительный раствор был крепче. Из-за границы везли кафельную плитку, кресты изготавливали на заводе Дурилина, по железной дороге, а затем волами доставляли детали куполов, установили 12 колоколов. В кресты вмонтировали зеркала, и в погожие дни церковь казалась буквально залитой солнечным светом, золоченые кресты с зеркальными вставками сияли на всю округу, рассказывают старожилы. Поражали изысканная роспись внутреннего убранства храма, изящество и рельефы алтаря из мейсеновского фаянса. 

Увы, в годы безбожия храм лишили крестов, умолкли и его звонкоголосые колокола. В здании устраивали зернохранилище и крупорушку, кирпичную ограду разобрали и вывезли, постепенно стали разбирать и практически уничтожили уникальный, не имевший аналогов фаянсовый алтарь. В разное время уничтожители пытались смыть, вывести, забелить, закоптить, закрасить на стенах лики святых, живописные библейские сюжеты, чудом сохранилось изображение святой Пелагеи.

Но вслед за временем разрухи, забвения настало и время восстановления. Кто был в храме в первый год его открытия, помнит его в строительных лесах снаружи и внутри, воздух, настоянный на плесени запустения десятилетий. В 1994 году решением Священного Синода здесь был создан женский монастырь, а через два года прибыли первые инокини. Матушка Серафима ранее трудилась в Зимненском Святогорском Успенском монастыре во Владимиро-Волынской епархии.

- О месте для обители я узнала от митрополита Николаевского и Очаковского Питирима и архимандрита Варнавы. В то время я жила в Голобах Волынской области. И владыка Питирим пригласил приехать в Пелагеевку, осмотреться. Приехали, да и остались. Уже с Покровы - 14 октября 1996 года в монастыре каждый день совершались службы, - рассказывает настоятельница монастыря игумения Серафима.

Ту зиму в неустроенном монастыре первые насельницы встречали вдвоем, зимой присоединились к ним еще две монахини. 

- С Божьей помощью все устроилось, - продолжает рассказ матушка Серафима, вспоминая то, какими увидела храм и церковную территорию: без окон, с амбарными дверями, повсюду мусорные свалки… 

Поначалу с интересом, а порой и с удивлением присматривались к насельницам монастыря жители окрестных сел: тогда храмы редко открывались, а монашество в наших краях было и вовсе в диковинку. Но трудолюбие и доброжелательность монахинь, то, что среди разрухи и запустения затеплились огоньки лампад и свечей, звучала молитва, быстро сблизило соседей, и в монастырь потянулись люди. 

Конечно, горстка монахинь во главе с матушкой Серафимой, хотя и трудились не покладая рук с утра до ночи, не могли бы за короткий срок выполнить большой объем работ по восстановлению, если бы не внимание епархии, забота о монастыре митрополита Питирима, помощь меценатов, тех, кто понятие духовное возрождение наполняет конкретными делами. Одним из первых заглянул в монастырь Михаил Иванович Кондратьев (ныне покойный), он стал инициатором, вдохновителем и реализатором многих перемен, не оставался в стороне от любых дел, с готовностью брался за работу и своим горячим участием в жизни обители увлекал многих. Глиноземный завод, Ольшанский цементный завод, Николаевский морской торговый порт, заводы «Зоря»-«Машпроект», им. 61 коммунара… - всех спонсоров и благоустроителей обители не перечесть. Благодаря добровольным помощникам за прошедшие годы удалось заменить все купола, восстановить входы. В храме очищены, прошпаклеваны стены, восстанавливается иконостас в первозданном виде, восстановлен сестринский корпус, отремонтированы кельи, начат ремонт во втором корпусе, где планируется устроить гостиницу для паломников. В 2012 году завершено строительство Свято-Благовещенской церкви. К теплой, «зимней» церкви, выдержанной в стиле старого храма, примыкает жилой корпус и в холодное время года монахиням не приходится проводить время в молитвах на пронизывающем холоде.

Монастырская жизнь в глубинке имеет свои особенности, насельницы монастыря, а сегодня их около 20, должны сами себя всем обеспечивать, ведь до ближайших населенных пунктов - 4 - 7 км, до районного центра - 25, регулярного транспортного сообщения нет. Дни проходят, наполненные разными заботами и послушаниями. В центре монашеской жизни - богослужения, в Пелагеевском монастыре читается Неусыпаемая Псалтирь - одна из форм церковной, исключительно монастырской молитвы, называемая неусыпаемой из-за круглосуточного, по очереди чтения. На сестрах - и забота о хлебе насущном, нужно успевать с хозяйством управляться - а это сад, огород, на подворье - своя пасека, коровы, птица. 

Настоятельнице нужно и духовным примером, заботливой матерью для сестер быть, и паломников принять, выслушать всех, кто приходит в обитель за советом и утешением, и в трудах телесных стать и прорабом, и строителем, и агрономом, и садоводом, и поставщиком. «С Божьей помощью», - неизменно отвечает она на вопросы о том, как удается ей управляться со всеми монастырскими заботами, руководить общиной, заниматься строительством, хозяйственные вопросы решать. 

По воле Божьей явились в монастыре две святыни. Весной 2000 и в 2004 году мироточила Владимирская икона Божией Матери, известны случаи исцеления прихожан, с сердечной молитвой обращающихся за помощью. А в 2001 году, на Страстной седмице, начала обновляться старинная XVI столетия икона Спасителя «Живоносный источник»: светлеет потемневший от времени лик, постепенно стали проявляться прежде невидимые глазу участки до мельчайших деталей.

Здесь самое главное лекарство - духовное врачевание, говорят те, кто побывал в Пелагеевском монастыре хоть раз, отмечая что-то необъяснимое, чистое, что ощущается здесь просто физически - святое место, оставить которое кажется невозможным. Сюда, где слова молитв так трогательны, близки и понятны, с зажигающей верой и искренностью произносится каждое слово, возвращаешься снова и снова.

И даже в наш современный век технологий и огромных возможностей есть люди, оставляющие столько заманчивого в миру и  посвящающие себя строгой и аскетичной монашеской жизни. Почему они выбирают этот путь?

- Правильно говорить, что в монастырь приходят, а не уходят, приходят из любви к Богу. В монастыре нельзя спрятаться от мира или решить жизненные проблемы, человек, который идет за этим, хочет закрыться от всех, не обретет желанного покоя. В первую очередь должны быть вера и желание послужить Богу и ближним, - отвечает матушка Серафима. 

«Монастыри - тихая пристань. Они подобны светочам, которые светят людям, приходящим издалека, привлекая всех к своей тишине», - говорил святитель Иоанн Златоуст. И пока мы захвачены каждодневной суетой, здесь, в монастырском храме, под зажженными лампадами, сменяя друг друга, читают монахини Неусыпаемую Псалтирь - молятся за весь мир, о каждом из нас. 


 

Валентина  СЕВЕРНОВСКАЯ. Фото из монастырского архива.