среда

20 ноября

2019 г.

Сообщить новость

07-Nov-2019 10:15

"Южная правда", № 84 (24012)

СОЦИУМ (статья)

«Полковники» преступного мира

1532657181 1 14

В предыдущих номерах «Южной правды» публикации на очень специфическую и небезынтересную тему устройства криминального мира рассказывали о так называемых «ворах в законе» и о том, что  «законники» и уголовные авторитеты - это не одно и то же. О последних расскажу подробнее здесь. Как уже неоднократно писал, имею за плечами более десяти лет работы заместителем начальника колонии усиленного вида режима и могу раскрыть истинную роль уголовных авторитетов, которых еще называют паханами. Ведь их жизнь протекала на моих глазах. И со многими из них мне довелось общаться по тем или иным вопросам колонийской жизни.
Отбывал наказание в нашей колонии один такой уголовный «авторитет» по прозвищу Солнышко. И он был здесь царь и бог - вершитель судеб рядовых зэков. Ему подчинялись «авторитеты» пониже, держащие порядок в отрядах. Их в нашей колонии называли «углами». А я шутя именовал их зоновскими «полковниками». Их кровати стояли в самом дальнем углу помещения отряда. Чтобы держать в повиновении зэков, у каждого из «углов» под рукой имелась группа «пехотинцев». В их задачу входил сбор дани с «мужиков» и «чертей» (зэков, не состоящих ни в каких кастах). Те при выходе из комнаты свиданий должны были сдавать в воровской общак продукты питания, чай и курево. Все это шло на «грев» (передачу в штрафной изолятор и ПКТ - помещение камерного типа) для содержащейся там «отрицаловки» (злостных нарушителей режима содержания). В этот же общак сдавали долю и другие осужденные. Так зэки, которые изготавливали «ширпотреб» (кухонные ножи и топорики для рубки мяса с наборными ручками из оргстекла, чеканки, «балабешки» - насадки из цветного оргстекла на рычаг переключения коробки передач), также часть их сдавали в общак. Затем через «дорожку» (коррумпированных сотрудников колонии) все это тайно выносили за пределы зоны и продавали. А вырученные деньги заносились в зону и передавались в общак. «Каталы» (зэки, играющие в карты «под интерес» - на деньги), также отстегивали десятину все в тот же общак.  А пополнять и хранить его доверили «казначею», проверенному уголовнику по кличке Сибиряк. В его подчинении находилась группа «бойцов», которых в преступном мире называли «шнифтами» (на жаргоне шнифты - глаза).  За отказ платить дань в эту воровскую «кассу» строптивые зэки попадали в руки «бойцов», а если и после «душеспасительной беседы» те продолжали упорствовать, их могли поставить на счетчик. И после этого доля упрямца была незавидной. Имели место и показательные расправы над ними. Особенно в ночное время. Такого упрямца могли даже опустить и перевести в касту «обиженных».

Кстати, уже проживая в Николаеве и работая пресс-офицером управления уголовного розыска, я на авторынке встретил одного из «бойцов», который ранее охранял воровской общак. И он поведал мне, что в нем тогда на территории нашей колонии хранилось около 20 тысяч полноценных советских рублей. На эти деньги в те годы можно было купить две «Волги» или четыре «жигуленка». Деньги в нескольких стеклянных банках хранились в разных местах. Пару таких банок ушлые зэки даже сумели темной ночью закопать на предзоннике рядом с тропинкой, по которой ходил караул из солдат внутренних войск. А чтобы этот тайник не унюхала служебная овчарка, зэки посыпали его обычной махоркой. Тайну о нахождении общака хранили пуще глаз. Ибо каждый хорошо знал: если он выдаст место хранения, может сразу попрощаться с жизнью.

Видя, что я внимательно слушаю его рассказ, бывший охранник воровского общака также поведал, что якобы деньги из него одалживали… контролеры роты охраны. Кто на покупку мотоцикла, кто на проведение ремонта квартиры или на другие свои нужды.  «Казначей» с разрешения зоновского «авторитета» ссуживал им необходимую сумму. Причем без всяких процентов. И не было случая, чтобы такой должник не отдал деньги вовремя. А за это контролеры позже выручили «казначея» во время обмена денег в пресловутом 1991 году в ходе т. н. реформы Павлова.  По согласованию все с тем же уголовным «авторитетом» проверенным контролерам выдавали деньги, и те меняли их на новые. Так, благодаря предприимчивости и доле риска «казначею» удалось сохранить воровской общак. И далее пополнять его по отработанной схеме. Больше чем уверен, такой общак имеется в каждой из ныне действующих колоний области. И по рассказам моих бывших коллег по работе в пенитенциарной системе там, кроме гривень, также имеются доллары и евро. 

Еще одна задача уголовных «авторитетов» в местах лишения свободы - это роль третейского судьи. Они разрешают конфликты между осужденными, исходя из воровских понятий. И принятое ими решение обжалованию не подлежит. Да и куда зэк побежит жаловаться…

Кстати, уголовных «авторитетов» в местах не столь отдаленных нельзя считать единым монолитом.  Вы, наверное, слышали о наличии в Украине «красных» и «черных» зон. Если такой «авторитет» обладает азами дипломатии, то находит разумный компромисс с администрацией. Таким образом соблюдается паритет: «авторитет» не подбивает зэков на противодействие администрации колонии. Та, в свою очередь, не пресекает его воздействие на осужденных. 

А вот в «черных» зонах все происходит наоборот. Если тамошний пахан решает необдуманно поднять свой авторитет, он с помощью «пехотинцев» начинает творить беспредел. Осужденных заставляют выполнять норму за себя и приближенных «авторитета», отбирают на свои нужды больше положенной десятины и т. п. И даже пользуясь слабостью администрации колонии, диктуют ей свои условия. Рано или поздно это приводит к конфликтам «отрицаловки» и зэков, решивших стать на путь исправления. Часто такой конфликт выливается в стихийный бунт и массовые беспорядки. За время работы в колонии мне довелось пережить их несколько. 
Особенно запомнился один из таких бунтов, закончившийся кровопролитием. Как-то в нашей зоне началась криминальная война между «славянами» и «пиковыми» (так в преступном мире зовут осужденных из числа кавказцев). А вспыхнула она из-за спора, кто станет зоновским «авторитетом». В результате кровавых столкновений на этой почве кавказцы зарезали претендента на этот важный «пост», николаевского уголовника по кличке Галка.  Возмущенные этим уголовники-«славяне» устроили кровавую охоту на «пиковых». И под раздачу попали даже непричастные. Количество пострадавших исчислялось десятками. Все это происходило на территории жилой зоны колонии. Но затем группа наиболее агрессивных зэков пыталась проникнуть на территорию промышленной зоны. Ведь там можно было вооружиться прутами арматуры, кусками металлического уголка.  

И вышестоящее руководство ИТУ приняло решение на ввод во взбунтовавшуюся зону спецназа. За короткий срок стихийный бунт удалось подавить. С целью недопущения беспорядков труп Галки вывезли из зоны и тайно похоронили в Первомайске. Как мне позже рассказывали, родственники убитого приехали сюда вечером, и здесь кладбищенский сторож за хороший магарыч указал место захоронения. После чего родственники Галки темной ночью выкопали гроб и увезли в Николаев, где и похоронили. 

С организаторами бунта поступили жестко. Убийцу Галки осудили и отправили отбывать срок уже в колонию строго режима. А других активных участников бунта развезли по другим колониям. Запомнился мне этот случай тем, что на период проведения расследования обстоятельств кровавого бунта я на протяжении трех суток не выходил из зоны и ночевал в кабинете. А еду мне приносила жена прямо на КПП.

Чем заканчиваются подобные бунты в других колониях, неоднократно показывали по телевизору в многочисленных сериалах на криминальные темы.

Рано или поздно срок у таких «авторитетов» заканчивается, и они выходят на свободу. Но лишь единицы из них решаются завязать со своим преступным прошлым. Часто, имея опыт, заработанный на зоне, и уже будучи на свободе, эти люди пополняют ряды еще одной категории преступного мира - криминальных «авторитетов». Но это уже тема отдельной публикации.

 

Владимир ЗАЦЕРКЛЯНЫЙ.