четверг

17 октября

2019 г.

Сообщить новость

19-Sep-2019 11:04

"Южная правда", № 71 (23999)

КУЛЬТУРА (топ)

Соборная площадь - время «чистого листа»

70847623 663029087550224 1531267707742191616 n

Соборную площадь переделали к юбилею нашего города. Для того чтобы подчеркнуть масштабность задачи, «переделку» назвали «реконструкцией» и выделили деньги из общинного бюджета.

Вся предыстория была публичной и прозрачной. Проведено несколько открытых конкурсов, где каждый мог высказаться и проголосовать за определенный вариант будущей главной площади Николаева.
В результате череды предварительных показов и презентаций победил проект архитектурной мастерской ООО «Урбан Констракт» (руководитель - Евгений Зурабович Парулава, архитектор - Валентина Владимировна Сысоева). 
Творческая группа предложила полностью изменить внешний вид площади, сделать ее доступной для людей с ограниченными физическими возможностями, вымостить гранитной и светодиодной плиткой. 
Ключевые слова рекламного буклета «мобильный» и «модульный»: «Все пространство украсят модульные клумбы, для удобства горожан установят мобильные скамьи, которые при желании можно будет передвинуть…». Их повторяет в телеинтервью разгневанный общественник: «Эту горячую сковородку озеленят сакурами и шаровидными кленами, которые будут высажены в мобильных термоконтейнерах...».
Последний конкурс николаевской мэрии с «монетизированными» премиями участникам завершился в этом году, и архитектурный продукт «Новая Соборная площадь» начал воплощаться в жизнь.
Одесская строительная компания БВК «Пик Строй», выигравшая подрядный тендер, оказалась в экстремальных условиях -  под расчехленными лупами журналистов, различных «общественников» и прямой трансляции онлайн всех работ. 
Многочисленные жалобы, проверки, уголовное дело и, самое главное, эмоциональная опека «активистов» были настолько плотными, что одесситы, которых трудно чем-то удивить, уже два раза пытались «бросить объект», однако волевые усилия Александра Сенкевича все-таки заставили строителей продолжить работы.
Ко Дню городу завершить реконструкцию площади «под ключ» не удалось. Горожане не увидели на празднике обещанных фонтанов, модульных клумб, мобильных скамеек и лавочек. Они появятся, но чуть позже.
Накануне юбилея, когда «упал занавес» (убрали забор), перед николаевцами во всей красе предстала новая площадь, и... социальные сети буквально взорвались комментариями - «эмоциональными суждениями оценочного характера» - именно так в полицейских протоколах принято называть ненормативную лексику и откровенное хамство. Люди разделились на противников и сторонников реконструкции.

Оценочные суждения противников: «Уродство в натуральном виде», «С плац-парада все началось - плацем и закончилось», «Площадь для генделей», «На эти деньги можно в городе отремонтировать все лифты, дороги, диспансеры...» и т. д. и т. п.
Аргументы сторонников: «Надо хоть что-то за 30 лет построить в городе», «Новая площадь оживит депрессивный Николаев», «Хватит обещать лучшей жизни, нужны поступки» и проч.
Александр Сенкевич устало отбился от активистов известной сентенцией: «Стерпится-слюбится. Эйфелева башня тоже поначалу казалась безобразной, но потом стала символом Парижа...». Однако общественники-активисты тут же отреагировали в фейсбучной ленте: «Не стерпится и не слюбится, как не «слюбилась» макушинская невеста возле ЗАГСа - она всегда будет вдовой...».
Ленивая перебранка сторонников-противников реконструкции продолжается и, скорее всего, затихнет не скоро. Ровное серое пространство Соборной площади представляется чистым листом, на котором нужно что-то написать. Кто это сделает? Неизвестно.
Известно другое - главную муниципальную площадь нельзя построить вдруг  «по свистку», как нельзя в один присест построить город. Этот процесс должен быть растянут во времени. 
Здесь не помогут никакие архитекторы и художники. Любой, даже самый замечательный проект реконструкции, будет конфликтовать со сложившимся архитектурным пространством и, самое главное, с ментальностью горожан. 
Внешний облик Соборной площади николаевцы одобрят только тогда, когда он не будет восприниматься инородным пространством, а станет «насквозь своим» - плоть от плоти родным местом.


Плоть от плоти родное место

Сегодня уже никто не скажет, почему Магистратская-Плац-парадная - (опять) Магистратская - Соборная - Советская - Театральная - Ленина - (вновь) Соборная площадь расположена там, где она находится сейчас. 
Принадлежала эта инициатива первому градостроителю Ивану Старову или ему пришлось согласовывать план «лобного места» с Михаилом Фалеевым и Григорием Потемкиным?
Думается, что и архитектор, и первые администраторы исходили из целесообразности и природного рельефа местности. Для главной площади города нужно было высокое плато, свободное от угрозы наводнений, по возможности ровное, чтобы избежать трудоемких работ и обойтись малой кровью при обустройстве первых коммуникаций.

Каков был географический рельеф Николаевского полуострова до прихода первых строителей? Об этом можно узнать из открытых источников: «Книги путешествий» Эвлии Челеби, побывавшем здесь в 1642 году, и путевых записок евангелистского пастора Даниэля Крмана, который попал сюда 4 июля 1709 года в обозе шведского короля Карла XII сразу после Полтавской битвы. 
С возвышенности Старого Водопоя священник увидел такую панораму: «…Мы быстро поднялись на возвышенность, перед нами раскинулось холмистое плато, перерезанное несколькими высохшими руслами мелких речек. Вокруг не было больших деревьев, потому королевский фаэтон и сам Его Величество вынуждены три дня находиться под палящим солнцем.
Река Буг растекается тут на мелкие протоки, но место здесь не болотистое. Всюду растет очерет и бегают громадные каплуны. Немного к юго-востоку всю территорию прорезает громадный овраг, поросший мелким кустарником - старое дно высохшей реки, которое создает естественное препятствие для кавалерии противника...».
«Громадный овраг» - это, скорее всего, древнее русло Ингула - та самая Мещанская канава, которая пересекает полуостров с севера на юг. Словесная картинка дает эскизную возможность оценить рельеф территории будущего города. Здесь много оврагов, холмистых плато и пересохших проток. Ровных мест для площади у зеркала воды почти нет.

Первый градостроительный план Николаева был составлен инженер-полковником Иваном Князевым, который расположил центральную площадь «у воды» в районе Ослячьей горки (территория современного военного госпиталя). 
Григорию Потемкину сразу не понравилось радиальное направление улиц, которые тянулись к главной цитадели (детинец, кремль). Это была типичная средневековая планировка с маленькими кварталами домов, где этажность зданий уменьшалась по степени удаления от центра. Подобные города в центральной России по структуре напоминали кучу дров для костра и выгорали полностью от малейшей искры.
Еще до приезда на полуостров Ивана Старова светлейший князь писал инженер-майору Францу де Волану: «Центр нужно расположить близ Фабрового дома (яхт-клуб)... 
1-е, что место сие на Буге, почему банка, запирающая вход в Ингул, избежится; 2-е, в воде не будет недостатка, имея тамо прекрасный фонтан, который я предпишу еще лучше отделать; 3-е, для доставления лесов и протчего из Днепра облегчится труд; 4-е, что кали будут купно и эллинги; 5-е, машины для поставления мачт удобнее тамо будут; 6-е, суда при береге весь вдруг груз получат, с каким до Кинбурна итти можно; 7-е, место здоровое». 
Думается, что Ивану Егоровичу Старову удалось переубедить Потемкина перенести центр будущего города из низинного, подверженного угрозе наводнения Спасска на высокую площадку левого берега Ингула там, где сегодня и находится Соборная площадь. 
Расположение центральной части будущего города не сразу было внутренне одобрено (стало привычным) всеми жителями Николаева. «Привычное» и «внутренне одобренное» - это синонимы восприятия архитектурного пространства. Однако для того чтобы стать «родным» для всех, нужен еще и функциональный комфорт, который является маркером градостроительного мастерства.


Функциональный комфорт  

Архитектурная среда Магистратской площади не была скрупулезно детализирована Иваном Старовым. Градостроитель наметил только расположение основных общественных зданий. Северную сторону занимало здание магистрата в «скупом» классическом исполнении, на южной части располагалось скромное здание городской управы, западную часть пространства занял «офис» капитана над портом, а на востоке архитектор расположил главный Адмиралтейский собор. 
Первая площадь Николаева - голая административная функция. Никаких памятников, фонтанов и малых архитектурных форм. Это был центр управления городом и верфью, где чиновников ничего не отвлекало от работы. 
Сменяя друг друга, перемещались караулы флотской стражи, корабельные экипажи и сухопутные части выстраивались перед собором на праздничные литургии. Даже погребальный склеп Михаила Фалеева в приделе храма не нарушил функциональности плац-парадного пространства.
При адмирале Н. С. Мордвинове на площади появились «красные ряды» - первый николаевский базар. Однако розничная торговля настолько резко диссонировала с военно-административной функцией, что все лавки быстро переместили на близлежащие улицы.
В течение первой половины XIX века полностью оформился военно-ритуальный центр Николаева. На главной площади города российские монархи и члены императорской фамилии устраивали армейские смотры и парады, здесь проходили полковые праздники и отмечались военные победы. Гражданское население тоже втягивалось в орбиту строевого ритуала - праздничные шествия цехов ремесленной и мещанской управ стали традиционными в день Святого Николая. 
Покушение на «армейский плац» впервые произошло в 1873 году. На «чистом листе» парадной площади был поставлен памятник Алексею Самуиловичу Грейгу. Монумент прославленному флотоводцу создавался за счет частных пожертвований. Это была скрытая реакция гражданского населения на доминирование военных в городе. Площадь стала обретать мемориальный функционал.

Цивильная архитектура со всех сторон наступала на армейскую площадь. Напротив Адмиралтейского собора и Городской управы появился роскошный дворец Аркасов, а на углу Адмиральской и Рождественской (Лягина) мещанин Яков Шеффер достроил античный портик к старому театру Монте. 
Однако площадь продолжала сохранять строгий классический стиль, свойственный любому властному центру. Даже новое здание городской Думы по проекту Евгения Штукенберга, возведенное в 1911 году, соответствовало канону классики.
Большевикам от царского режима досталось готовое функциональное пространство, которое нужно было приспособить под нужды своей идеологии. Собственно говоря, сегодняшняя мэрия пытается сделать то же самое, что и первый городской Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов - решить проблему, как «малой кровью» осовременить главную площадь Николаева.


Осовременить площадь «малой кровью»

Косметическое обновление классического пространства началось сразу же после чехарды властей и установления власти большевистских советов. Были очищены фасады зданий, с которых сбили уцелевшую царскую атрибутику, следы пребывания всех оккупационных режимов, повешены новые флаги и гербы.
Старую площадь новые власти востребовали в своей изначальной - плац-парадной - функции. Тут было удобно проводить демонстрации трудящихся, физкультурные праздники и театрализованные представления.
Здесь (против авторской воли) опять напрашивается лобовая параллель с сегодняшним днем. Популярными стали сборно-разборные (модульные) трибуны, копии ленинского мавзолея, передвижные макеты броневиков и платформы с «живыми» картинками революционной героики.
Мешал памятник Грейгу. Колонны красноармейцев и физкультурников салютовали царскому сатрапу… Это было неправильно, и в 1922 году памятник «черного адмирала» свалили с постамента.  Площадь сразу осиротела. Оказывается, 16-метровый монумент нес не только «старорежимную» эстетическую нагрузку, но и держал смысловое пространство всей площади. Вертикаль мемориала заставляла держать параллель позвоночника и внутренне дисциплинировала обывателя. Пришлось на это место поставить памятник вождю. Однако станковая фигура Ленина карикатурно смотрелась на циклопическом постаменте адмирала и совсем терялась на фоне Адмиралтейского собора. Собор взорвали в 1936-м и в этом же году разобрали старое здание магистрата… На этом все довоенные попытки осовременить плац-парадную площадь «малой кровью» закончились. 
Неизвестно, какой бы имело вид современное административное пространство Николаева, если бы не форс-мажорное обстоятельство, - немецкие оккупанты перед уходом взорвали в центре все общественные здания. Магистратская площадь архитектора Ивана Егоровича Старова перестала существовать. Нужно было все начинать с чистого листа.


Площадь с чистого листа

В декабре 1945 года областным комитетом партии было принято постановление «О проекте реконструкции и планировки Николаева», в котором делался акцент именно на восстановлении центральной площади нашего города.
Рабочая группа киевских архитекторов (В. К. Лихолетов, А. В. Барабаш, Я. П. Табачник и др.) мыслили новый центр в форме «системного объекта» из двух площадей: первая располагалась на улицах Адмиральской и Советской (Соборной), вторая - на Советской и проспекте Ленина (Центральный).
Системность застройки прилегающих кварталов по улицам Советской, Адмиральской, Московской и Лягина образовала именно то архитектурное пространство, в котором мы живем и сегодня.
Старая Магистратская площадь в новом исполнении завершала улицу Советскую с севера и занимала территорию в два гектара.
Доминирующим центром площади должен был стать Дом советов. Здание в тяжелом неоклассическом стиле (архитектор Д. М. Баталов)  обращено в плане фасадом на восток, имело ступенчатую пэобразную форму с флигелями - на запад.
Центральная ось строения была акцентирована эффектным шпилем на башне. По меридиальной оси площади, ближе к кромке берега, предполагалось возвести монумент Ленину.
В системной связке громадный Дом советов должен был как-то поддерживать (уравновешивать) Дворец судостроителей с противоположной стороны Советской улицы.
Замысел киевских архитекторов не удалось воплотить в жизнь, однако его общая концепция полностью реализовалась во времени. В 1954-м вместо Дома советов было построено здание обкома Компартии Украины. Появились «кремлевские елки» и авторский памятник Ленину. 
Позднее мемориальный комплекс пополнился Вечным огнем, монументом ольшанцам и гранитными стелами с именами Героев Советского Союза. Верхний БАМ обнесли гранитным парапетом и воздвигли монумент адмиралу С. О. Макарову. «Вишенкой на торте» стали новые конструктивистские кубы общественных зданий, примыкающих к площади: облисполком, главпочтамт и Дом профсоюзов.
К середине 80-х годов прошлого века архитектурное пространство древнего плац-парада полностью исчерпало себя в потенциальной возможности. «Чистый лист» был заполнен, и для всех николаевцев это стало привычной, внутренне одобряемой средой, функциональный комфорт которой передается от поколения к поколению.


Утрата функционального комфорта

Если забыть про идеологию, то для трех поколений коренных николаевцев функциональная сторона старой Магистратской площади никак не изменилась. Все было, как всегда. Дед с хоругвью шагал мимо памятника Грейгу в толпе ремесленного корпората, а внук двигался мимо Ленина в колонне «Дормашины» с портретом какого-нибудь «товарища Соломенцева» или Щербицкого. Административные здания, памятники и демонстрационные шествия плавно перетекли из одной империи в другую.
28 лет назад Украина обрела государственную независимость, и Николаев со своей гигантской судостроительной инфраструктурой оказался пятым колесом в телеге народного хозяйства новой республики. Город, создаваемый империями для своих нужд, стал слишком большим для маленькой страны с мизерным флотом.
За тридцать лет депрессивного развития мы утратили статус корабельной столицы. В 90-е благополучно обанкротили все предприятия местной промышленности, уничтожили старую логистическую инфраструктуру и до сих пор переживаем системный кризис, который перешел в вялотекущую стадию. 
В Николаеве нет строительного бума, как, допустим, в Харькове, Киеве, Днепре или Одессе, масштабные инвестиции обходят город стороной, и развалины древних недостроев натыканы по обочинам наших проспектов.
Здесь можно долго загибать пальцы и приплюсовать сентенцию булгаковского героя о «разрухе в головах», которая присутствует не только у депутатов и чиновников мэрии, но и у простых обывателей (актов вандализма и наркотические граффити никто не отменял).
Новая реконструкция Соборной площади - хирургически правильное решение. Город начинался с площади, и ее переустройство необходимо Николаеву даже в ущерб ремонту убитых дорог, текущих крыш, неработающих лифтов и проч. 
Здесь доказательной метафорой может служить недавнее открытие редактуры человеческого эмбриона на уровне первого деления клетки. Британские генетики недавно добились от законодателей разрешения лечить наследственные заболевания человека задолго до его рождения. 
Новая Соборная площадь представляется именно таким эмбрионом, который можно редактировать в утробе матери, чтобы новорожденный был избавлен от имперской зависимости, стал хозяином своей жизни и обрел неповторимую судьбу. 
А эстетика площади… дело двадцатое, о ней позаботятся еще нерожденные  дети и внуки.

 

Сергей ГАВРИЛОВ.