среда

13 ноября

2019 г.

Сообщить новость

11-Sep-2019 15:22

"Южная правда", № 68 (23996)

ЧЕЛОВЕК (статья)

Реформатор «устной коммуникации»

Thumb

"...Насчет Крыма. Для того чтобы вам вернуть Крым, Российская империя должна пасть. Почему я всегда приезжаю в Украину и даю какие-то советы, беспокоюсь о вашем будущем - потому что у вас в стране сейчас формируется будущее нашей планеты. 
Как бы это печально ни было. После Ялтинской конференции особых глобальных изменений в границах не происходило. Только добровольно. А в этом году, после ситуации с Крымом, постялтинский мир изменился на посткрымский мир.  И в этой ситуации, если Россия в этой войне победит, то получается, что мы возвращаемся в XVIII век, когда это убавили, это прибавили, это мое, а это твое. И этот мир другой, может, он лучше, но уже не такой миролюбивый. И судьба этого будет зависеть от того, насколько Украина сможет правильно провести реформы, спасти себя и таким образом оставить нас всех в постялтинской эпохе, а не новой пост-крымской. И в этом смысле Российская империя в том виде, в котором она сейчас есть, желающая стать еще больше, падет. Вам вернется Крым, молдаванам - Приднестровье, нам - Абхазия и Северная Осетия, и воцарится мир. И это зависит от того, как ваше правительство и Рада будут себя вести. Я вижу, что масштаб вот этой огромной глобальной проблемы, ключ которой находится здесь, зависит от людей, которые этим ключом оперируют. Все от вас зависит…"

 Этот отрывок взят из интервью Каха Бендукидзе от 30 июля 2014 года журналисту украинского интернет-ресурса «ДОСВІД». Прошло уже пять лет, а все сказанное обрело еще большую актуальность. Через три месяца он умрет в Лондоне после операции на сердце, и этот «разговор на бумаге» останется невостребованным планктоном в Сети.
Отец грузинского экономического чуда не любил лишнюю писанину. Для него письменная коммуникация - каторга. Бендукидзе предпочитал устно говорить, договариваться, обвинять, оправдывать, опровергать, соглашаться, подводить итоги, анализировать и озвучивать цели.
Если бы реформатор родился в середине ХIХ века, то все его «литературное» наследие составили бы источники второй руки - пересказ современниками его лекций, высказываний и умозаключений. 
Таких «непишущих» мыслителей было мало в истории - Сократ яркий пример. Однако слово высказанное становится материальным, если мотивирует людей к конкретным действиям. Каха Автандилович Бендукидзе за 58 лет жизни наговорил много чего, но расстояние от «слова» до «поступка» у него было минимальное. 
Ни один современный украинский политик до сих пор не может говорить так весомо потому, что для Кахи Бендукидзе человеческая речь - это не колыхание воздуха, а материальная коммуникация: СКАЗАЛ - СДЕЛАЛ. 

Сказал - сделал

Каха Автандилович Бендукидзе родился в Тбилиси 20 апреля 1956 года. Его семья - грузинские интеллигенты. Отец Автандил Доментьевич - ученый математик, преподаватель Тбилисского университета, мать Джульетта Акакиевна - профессиональный историк и культуролог.
Рос, как все дети. Средняя школа, спорт, «нежный возраст» и первые увлечения. Получил аттестат и сразу поступил на биологический факультет университета. Со специальностью не ошибся. 
Биохимия микроорганизмов - до сих пор земля неизведанная, здесь много интересных тем и направлений. Мы существуем в «бульоне» микроорганизмов, и они определяют нашу жизнь от эмбрионального состояния до могильного тлена. 
Каха Бендукидзе был хорошим студентом. После окончания университета его отправили в аспирантуру МГУ, где он быстро защитил кандидатскую диссертацию и стал работать в профильной лаборатории Института биохимии и физиологии микроорганизмов АН СССР, располагавшейся в Пущино.
В 1985-м перспективного ученого назначают заведующим лабораторией молекулярной генетики Института биотехнологии Министерства медицинской промышленности. Круг задач небольшого коллектива биохимиков был достаточно широк: сельское хозяйство, пищевая промышленность, фармакология, космос, заказы Министерства обороны и многое другое. 
Бендукидзе раздражало, что все результаты деятельности его лаборатории планктоном оседали в министерских кабинетах. Овощи продолжали гнить в хранилищах (не использовался антигрибок - препарат, уничтожающий плесень), строительный лес для яхт по-прежнему месяцами сушился «на солнце и ветрах», а не за два дня пропитки специальным биовеществом, советские десантники на боевых операциях по старинке ели холодную тушенку, а не саморазогревающийся сухой паек и т. д. В гигантской бюрократической машине СССР от слова (лабораторного открытия) до поступка (практической реализации новинки) было непреодолимое расстояние. Каха Бендукидзе крепко задумался.
В 1988 году он вместе с коллегами создал несколько «стартаповых» кооперативов, занимающихся производством биопрепаратов для научно-исследовательских институтов, и параллельно основал предприятие биомикроэлектроники.
Первая половина 90-х - мутное время. Гайдаровская шоковая терапия, ваучерная приватизация и первичное накопление капитала, тотальная инфляция, преступность, обнищание народа и появление первых частных монополий. 
Кооперативы Каха Бендукидзе исчерпали себя в первозданном виде. В 1990 году будущий реформатор основывает акционерное общество «Биопроцессор», которое постепенно превращается в специализированный холдинг, а затем становится универсальной корпорацией с диверсифицированными активами. 
Для того чтобы хронологически отследить последовательность развития бизнеса Бендукидзе, нужно загибать пальцы: в 1990 году он участвует в создании ОАО «Народная нефтяная инвестиционно-промышленная Евро-Азиатская корпорация» (НИПЕК). 
Через два года основывает коммерческий Промышленно-торговый банк. В 1994-м возглавляет совет директоров судостроительной фирмы «Алмаз» и одновременно становится председателем совета директоров АО «Уралмаш-заводы». В 1995-м приобретает активы ОАО «Завод «Красное Сормово» и включает его в свой машиностроительный холдинг. 
В это время Бендукидзе хочет сосредоточиться на судостроении. Он два раза посещает Николаев с приватным визитом, чтобы осмотреть крупнейший нулевой стапель и оценить возможности реанимации крупнотоннажного судостроения. О конкретике этой поездки ничего не известно, местные СМИ проигнорировали визит будущего реформатора. 
В 1996-м империя бизнесмена прирастает ОАО «Ижорские заводы» в Санкт-Петербурге. И, наконец, в 1998 году Каха Бендукидзе становится председателем совета директоров самой крупной машиностроительной корпорации в России ОАО «Объединенные машиностроительные заводы Уралмаш-Ижора». В этом же году его избирают заместителем председателя Российского союза промышленников и предпринимателей.
Бендукидзе - системный человек, который привык до конца доводить начатое дело. За два десятка лет авторитарного правления президента Путина условия бизнес-климата в стране ужесточились.
Он начал делегировать ответственность по управлению активами своим топ-менеджерам и постепенно сосредоточился на социокультурной деятельности, где благие намерения и результаты поступка стоят недалеко друг от друга во времени.

Благие намерения и результаты 

Каха Бендукидзе, по его собственным словам, никогда не мыслил себя на каких-то высоких постах политической власти. Все произошло случайно и очень быстро. 14 мая 2004 года состоялась встреча российских предпринимателей с президентом Грузии Михаилом Саакашвили. 
Два грузина буквально столкнулись в коридоре и после «здравствуйте» между ними состоялся короткий диалог:
- Какой вы видите основную цель работы Министерства экономики? - спросил Саакашвили.
- Такого министерства вообще не должно быть, - ответил Бендукидзе.
- Отлично, - рассмеялся президент, - вы нам подходите.
Через две недели Бендукидзе был назначен министром экономики, а в декабре получил должность государственного министра (вице-премьера) - координатора структурных и экономических реформ во всех министерствах и ведомствах Грузии.
Что представляла из себя Грузия, которую нужно было реформировать? По воспоминаниям очевидцев, картинка была печальной.
Слабая власть, которая не контролирует страну. Тотальная коррупция во всех отраслях жизнедеятельности на всех уровнях: от библиотекарей до министров.
Энергетический кризис и веерные отключения целых регионов от электроснабжения (на несколько недель). Неработающие сети водопровода. В президентском дворце Эдуарда Шеварнадзе в туалете стояло ведро с водой для санитарных целей. 
Все международные автомагистрали - как после бомбежки. На улицах крупных городов и в селах реальная власть принадлежала главарям банд, которые поделили страну и решали все вопросы «по понятиям». Резко увеличилась преступность, похищения людей с целью выкупа, грабежи и разбойные нападения. 
Бизнес ушел в такое глубокое подполье, в каком не находился со времен Сталина.  200 тысяч бездомных грузин превратились в нищих и бродяг, детская беспризорность достигла масштабов периода гражданской войны и революции прошлого века.
В 2003 году после бескровной Революции роз правительство Шеварнадзе было свергнуто. У новых реформаторов во главе с Саакашвили и Бендукидзе не было времени на раздумья. Народ ждал перемен к лучшему и был готов еще немного потерпеть. Этот временной «аванс от населения» нельзя было игнорировать. 

Временной «аванс у населения»

Каха Бендукидзе предложил только один вид реформирования всех сторон жизни грузинского народа - радикальный. Число министерств сократилось с 18 до 13, уволены практически все «старые» работники, новым сотрудникам значительно подняли зарплаты. 
Особенно жестко поступили с ГАИ. Служба была полностью упразднена, и за два месяца с нуля создали патрульную полицию по американскому образцу.
Первые месяцы работы новых «гаишников» скрытые камеры фиксировали дачи взяток. Попавшиеся полицейские отправлялись в тюрьму на 10 лет за мзду в 50 долларов. Взятки быстро исчезли и уровень доверия населения к полиции вырос.
Координатор реформ Бендукидзе минимизировал роль государства в жизни обычных грузин. Была упразднена пожарная инспекция, при этом число погибших при возгораниях снизилось. 
Отменен обязательный техосмотр автотранспорта, однако число погибших в ДТП уменьшилось вдвое. Прекратили существование антимонопольная служба и инспекция цен. Облегчены процедуры получения разрешения на строительство. 
Бендукидзе провел масштабную приватизацию «всего, что можно продать». Гостиницы, телекоммуникации, мелкие предприятия, школы и поликлиники попали в частные руки (клиники с условиями не менять специализацию). Крупные предприятия достались иностранным инвесторам, мелкие и средние попали в руки сограждан.
Медицина в Грузии платная. Однако незащищенные слои населения получают ваучеры на оплату медицинских услуг. Остальные покупают медицинские услуги. Для среднего класса существует специальная программа «дешевое страхование». Роды и наблюдение беременных осуществляются за счет государства. Возрожден институт сельских врачей общей практики.
В Грузии нет пенсионного фонда, средства на выплату пенсий выделяются из госбюджета. Адресная социальная помощь осуществляется на основе 150 простых критериев. Семья подает заявление, затем приходит агент и оценивает степень достоверности информации. В 10% случаев агента перепроверяют. Проверка осуществляется в среднем раз в два года.
Была проведена налоговая реформа. Сначала объявили полную налоговую амнистию до 2004 года. Затем сократили количество налогов с 22 до семи, установили низкую ставку на прибыль (15%) ввели практику моментального возврата НДС при инвестициях в основные фонды и объединили социальный налог с подоходным, установив единую ставку на уровне 20%. За год почти весь частный бизнес вышел «из тени».
После первичных реформ Грузия стала самой реформируемой державой в мире. Она поднялась со 137-го до 11-го места в рейтинге стран по легкости ведения бизнеса, опередив Германию и Францию. 
В интервью журналу «Фокус» на вопрос корреспондента о том, какое самое тяжелое препятствие пришлось преодолеть на пути реформирования Грузии, Каха Бендукидзе ответил без раздумий: «Самое тяжелое препятствие для перемен к лучшей жизни - это человек, человек, выросший в социалистическом коррумпированном болоте. Когда болото начинает сохнуть, он сопротивляется, хотя на сухой земле ему живется неизмеримо комфортнее, приятнее и, самое главное, спокойнее. Человек не любит перемен потому, что самому меняться - это самый тяжелый труд...». 
Каха Автандилович Бендукидзе ушел из правительства Саакашвили 7 февраля 2009 года - одним из первых. Тотальные перемены грузинской жизни были болезненны. Это нравилось далеко не всем. Пресса развернула масштабную травлю реформатора, раздувая самые невероятные слухи («Бендукидзе купил все русла рек», «Каха строит в горах резервацию для неисправимых консерваторов» и т. д.). 
Уйдя из власти, экс-реформатор занялся филантропическими проектами. Он основал «Фонд знаний», «Аграрный университет» и «Свободный университет Тбилиси», пожертвовав на это более 50 миллионов долларов личных средств. Много работал в различных правительственных проектах в Албании, Словакии. 
Один из биографов грузинского реформатора еще при жизни подвел итог деятельности Бендукидзе (напоминает некролог):
«Биографическая уникальность Кахи-реформатора состояла в том, что он принялся за грузинские реформы, пройдя в России путь от появления до убийства свободной рыночной идеи и сохранив при этом в себе отважный реализм. 
Бендукидзе - человек не письменной коммуникации. У него несколько тысяч «запротоколированных» интервью, из которых можно тезисно выделить такие фундаментальные камни его реформаторской доктрины:
«Первое: политической силой, способной вытащить общество из коррупционного посткоммунистического болота, является реальная общественная право-левая коалиция. Союз честных правых и честных левых против нечестных левых и нечестных правых.
Второе: основная цель реформ - это вытеснение коррупции. Поэтому ее ключевой элемент - возвращение и укрепление нормального правопорядка, соответствующего обыденному представлению о справедливости. В практическом плане это означает первоочередную задачу реформирования полиции. Рынок - это свобода продавца продавать, а покупателя покупать или не покупать товар. Но эта свобода мало стоит, если по торговым рядам ходят парни с битами (чиновники с полномочиями), и нет никакой силы, которая может им помешать пустить их в ход.
Третье: политическая свобода есть продолжение экономической свободы, а тот костер, на котором варится адская смесь коррупции и государственного патернализма, - это государственное регулирование. Чтобы прикрыть свою несостоятельность, страны со слабыми институтами вводят все новые и новые регулирующие нормы. Каждый раз эти нормы преподносятся как единственное средство защитить кого-нибудь, и каждый раз оказываются способом кого-то обворовать. И конца этому нет и не будет. Только тотальная подконтрольность власти, ее реальная сменяемость и высокая политическая субъектность каждого гражданина способны вытащить страну из посткоммунистического коррупционного болота...».
В 2014-м Президент Украины Петр Порошенко пригласил Бендукидзе консультантом в Экономический и совещательный совет при правительстве Украины. Здесь номинально присутствовало много знаковых иностранцев: Лешек Бальцерович и Ежи Миллер (Польша), Артур Лаффер (США), Иван Миклош (Словакия), Александр Квиташвили (Грузия) и… всего около 30 человек с опытом проведения реформ в своих странах.
Однако реальная отдача, по словам украинских обозревателей, «от этой роты свадебных генералов» была нулевая. К их советам никто не прислушивался. Каха Бендукидзе переживал по этому поводу и раздавал налево-направо интервью журналистам, надеясь достучаться до администрации Президента через четвертую власть. Ничего не получилось.
Умер Каха Бендукидзе от сердечного приступа в Лондоне, куда приехал на восстановление после операции в Цюрихе 13 ноября 2014 года. Согласно завещанию похоронен на Тбилисском кладбище рядом с матерью. В столице Украины в честь грузинского реформатора названа одна из улиц.

Сергей Гаврилов.