понедельник

18 ноября

2019 г.

Сообщить новость

29-Aug-2019 10:28

"Южная правда", № 65 (23993)

ЧЕЛОВЕК (статья)

Материнский инстинкт

%d0%a4%d0%be%d1%82%d0%be %d0%9c%d0%b0%d0%bc%d0%b01

Наша дорогая мама Евдокия Ивановна ушла из жизни сорок дней назад в возрасте 92-х лет. Я всегда поражался силе ее материнской любви и готовности отдать за детей всю свою жизнь без остатка. 

Вспоминаются события, произошедшие в 1962 году. Жили мы тогда в живописном селе Сладководное Запорожской области. Отец, Иван Поликарпович, работал в местном колхозе механизатором, а мама, Евдокия Ивановна, - кассиром в сельской сберкассе. Жили мы в собственном недавно построенном доме. Из-за бедности купить угля на весь отопительной сезон родители не могли. Поэтому, как и многие наши односельчане, до сильных холодов топили печь кизяком: высушенными на солнце коровьими лепешками. Стремясь хоть немного сэкономить тепло, на ночь задвижку на выходной трубе закрывали полностью. Были случаи, когда из-за этой манипуляции угорали целые семьи. Такая участь могла ждать и нашу семью…
В тот промозглый ноябрьский вечер 1962 года шел сильный дождь. А шквальный вечер быстро выдул из плиты остатки тепла. Поэтому кто-то из родителей плотно закрыл чугунную задвижку грубы. И через время угарный газ пополз по комнате. Возможно, никто из нашей семьи до утра и не дожил бы. Мне тогда едва исполнилось 10 лет, а двум сестрам - Наташе и Гале было и того меньше. Спали мы на теплой лежанке, а родители на кровати у грубы. Где-то за полночь я проснулся, спустил ноги с лежанки, и тут у меня закружилась голова. Поэтому я кулем свалился на головы родителей. Они тут же схватились с постели и уловили тошнотворный и удушливый запах тлевшего кизяка. Первым в себя пришел отец и крикнул мне: «Біжи до тьоті Наді», - это старшая сестра мамы, жившая рядом. Та вместе с сыном Александром помогли родителям вынести моих сестер на улицу и начали приводить их в чувство. Но девочки уже не подавали признаков жизни. Помню, как тетя Надя крикнула «Нужен врач!». В нашем селе имелся один врач по фамилии Готынян, жил он далеко, по сути - за селом, в доме бывшего помещика. Но как туда добраться? Автомобиль был только у тогдашнего председателя колхоза Дротянко, тот быстро завел свой «бобик» (так называли автомобиль ГАЗ-67). Мама села в него в чем была: в габардиновом плаще, надетом на ночную сорочку, и сапогах на босую ногу. Председатель быстро домчал к нужному месту и поднял доктора с постели. Тот, привычный к подобным ночным вызовам, начал собирать в свой баул лекарства и инструменты. 
Но мама не стала ждать, пока он соберется, материнский инстинкт толкнул ее на отчаянный и рискованный шаг. И она, не проронив ни слова, рванула напрямик обратно в село - к детям. Меня до сих пор поражает то, как она в ту холодную ночь смогла преодолеть глубокую балку, заполненную ледяной водой. В этой балке мама оставила свои резиновые сапоги и остаток пути по вспаханным на зиму огородам бежала уже босиком. Увидев ее в мокрой одежде, прилипшей к телу, босиком и с распущенными волосами, соседи непроизвольно отпрянули от крыльца, на котором лежали укрытые до подбородка мои младшие сестры. От увиденной картины мама едва не лишилась рассудка. И, схватив отца за рукав пиджака, крикнула: «Ваня, що, вони вже мертві?». Однако тетя Надя успокоила ее: «Не переживай, Дуня, вони живі і вже прийшли до тями. Хоч і надихались клятого чаду…». Лишь после этого мама начала плакать навзрыд, а вместе с ней и женщины - соседки. Подъехавший врач оказал сестрам необходимую медицинскую помощь, и лица их начали розоветь, хотя они еще долго продолжали кашлять.
Несмотря на другие трудности, встретившиеся на ее жизненном пути, мама прожила в полном здравии многие годы, будучи для нас образцом стойкости, душевной силы, оптимизма и житейской мудрости, любви и доброты. 
Но затем горе, которое пришло в нашу семью, все же подкосило ее. В сентябре 2010 года в возрасте 47 лет от болезни скоропостижно умер младший сын Николай, а в апреле 2011 года в возрасте 83 лет от болезни скончался муж Иван Поликарпович. И по ним наша мама выплакала все глаза. Может быть, она жила бы и дольше (ее старшая сестра Люба прожила 96 лет), но, ослепнув от горя, она вдобавок упала и поломала шейку бедра, поэтому последние шесть лет была прикована к постели.
Даже предчувствуя свою кончину, мама заботилась больше о нас - детях и внуках, внушала нам: «Вы на моих похоронах сильно не плачьте. Таков закон природы, когда дети хоронят своих родителей. А я прожила жизнь недаром». Наша дорогая мама за эти годы родила и вывела в люди четверых детей, причем двоим дала высшее образование. А также помогала нам воспитывать наших детей, согревая своей заботой восьмерых внуков и шестерых правнуков. И все мы всегда будем помнить ее теплые руки и доброе сердце. Вечная тебе память, наша дорогая мама, бабушка и прабабушка! А кто знал Евдокию Ивановну, пусть в эти сорок дней после ухода ее из земного мира почтут ее память вместе с нами.

Владимир ЗАЦЕРКЛЯНЫЙ.