воскресенье

15 сентября

2019 г.

Сообщить новость

15-Aug-2019 12:02

КУЛЬТУРА (статья)

Раскопки в формате «нон стоп»

1

В Национальном историко-археологическом заповеднике «Ольвия» - сезон раскопок. Работающая здесь Ольвийская экспедиция Института археологии НАН Украины носит международный характер. Вместе с отечественными учеными, студентами и волонтерами трудятся их немецкие коллеги из университета имени Гете города Франкфурта-на-Майне. Какие участки Ольвии они исследуют? Что за находки сделаны?

Голоса людей, стук лопат и скрип колес тачек в этот день слышались в разных концах заповедника. Самый дальний раскоп - украинско-немецкий, где руководителями кандидат исторических наук Александр Кузьмищев и доктор Йохен Форнасье. Мы уже знакомы с ними, поэтому сразу - о деле.

- На территории предместья раскрываем античную полуземлянку, - поясняет Александр Кузьмищев. - Вышли на нее не случайно. Геомагнитные съемки показали здесь аномалию овальной формы. Стали копать и вышли на эту структуру. Теперь углубляемся в нее, чтобы открыть полностью и исследовать.

В разговор вступает доктор Йохен Форнасье, который со значением сообщил, что для него это пятый полевой сезон в Ольвии. Приехавшие с ним Леа Файлберг, Йонатан Лаутеншлагер и другие студенты получают здесь хорошую практику. Доктор также сообщил о статусном росте своих подопечных. Так, Аксель Ройтер, впервые приехавший на берега Бугского лимана в 2015 году, теперь уже докторант, работает над диссертацией о нумизматике Ольвии, в которой, в частности, будет сравниваться металл монет Северного Причерноморья и Великой Греции (Южная Италия, остров Сицилия), являвшихся крупными центрами Греческой колонизации.

Находки на международном раскопе очень информативны. Так, датированная по черепкам амфор V веком до нашей эры, полуземлянка своей формой напоминает о том, что колонисты из Милета, основавшие Ольвию, поначалу сооружали заглубленные в материк жилища. Указанная полуземлянка (диаметр около 4 метров) сначала служила домом, затем в римское время (первые века нашей эры), вероятно, могла использоваться как мусорная яма. В ней среди черепков оказался и фрагмент керамической статуэтки - голова Деметры, изображенной в траурной накидке. Согласно мифу, богиня запечатлена в момент скорби по дочери Персефоне, которую похитил владыка подземного царства Аид. Эта терракота - еще одно подтверждение почитания покровительницы земледелия населением Ольвии, поставлявшей хлеб в Грецию.

Разумеется, зерно шло в пищу и самим нижнебугским грекам. И не только оно. Из полуземлянки вынуто много костей рыб, домашних и диких животных. Их обработкой занят археозоолог - кандидат биологических наук Евгения Яниш из Института зоологии имени Шмальгаузена. Она показывает нам кости севрюги, судака, осетра, вырезуба, плотвы, остатки раковин мидий. Эту ихтиофауну промышляли в лимане.

Евгения Яниш затронула и другую тему. В прошлом и нынешнем сезонах найдены кости бобра и лося, то есть видов, которые теперь не встречаются. Это означает, что в исследуемый период античности здесь были пойменные леса. Лось питается сосняком, соответственно это были хвойные леса. Бобер предпочитает иву. Плюс в прошлые годы были найдены кости сайгака и кулана - чисто степных видов, которые у нас тем более не встречаются. И это как раз совпадает с периодом, когда климат стал более сухим на всей территории. Получается, что сюда доходила степь плюс существовали леса вдоль лимана. Такие вот палеоэкологическая и палеоклиматическая реконструкции.

Однако с украинско-немецкого раскопа двинемся на северо-запад заповедника, где много лет исследует некрополь заместитель начальника экспедиции Андрей Ивченко. Он не сразу решает, о чем рассказать из сложной погребальной темы. Подумав, сообщил, что за всю почти тысячелетнюю историю города этот участок никогда не использовался в сельском хозяйстве, служа только вратами в царство Аид. Здесь открыты почти все типы местных погребений: от трупосожжения, простых ямных и подбойных могил до земляных и каменных склепов, а также детских захоронений в амфорах.

И от общего Андрей Ивченко перешел к частному. Им открыты два земляных склепа с необычно маленькой погребальной камерой, укороченным дромосом, кургузыми ступеньками, но самое главное с присутствием в их заполнении по всему объему дробленых человеческих костей. Кто и зачем это сделал? - загадка. Может, ключ к ней найдет Надежда Котова, которая выполнит антропологические исследования.

Мы же сообщим еще об одном раскопе. Он заложен на склоне между Верхним и Нижним городом. Какую задачу решают здесь кандидат исторических наук Ирина Шейко и младший научный сотрудник заповедника Роман Козленко? Они должны уточнить топографию этого участка с учетом аномалий, выявленных геофизической съемкой. Здесь уже есть интересная находка. Ею стала каменная плита с сарматской тамгой. Это - знак рода, его символ, который относит нас к проблеме взаимоотношений нижнебугских греков и сармат. Об этом в ученом мире идет дискуссия. Известно, что эти кочевники соседствовали с Ольвийским государством, периодически появлялись в окрестностях города, а некоторые даже жили в нем. Полагают, что в Ольвии чеканились монеты сарматского царя Фарзоя и его преемника Инисмея. И вот еще одно свидетельство о контактах двух миров: эллинов и варваров.
Как и все последние годы, Ольвийская экспедиция ныне комплексная. Кроме археологов, археозоолога и антрополога, в ее состав входят и другие специалисты.

В частности, с остеологическим материалом разных лет находки работает младший научный сотрудник Института археологии Алиса Семенова, набирая факты для кандидатской диссертации о косторезном ремесле Ольвии. В быту ее жителей было много изделий из этого материала, более доступного, чем любой металл. По костяным изделиям видно, что их делали не только ремесленники, но и любители. Скажем, ребро козы легко можно было превратить в стригиль для чистки кожи после занятий спортом. Из кости также делали рашпили, иглы, проколки, гребни, стили для письма, рыболовные крючки и прочее.

Экспедицию также невозможно представить без реставраторов. Алексей Калашник, помимо обработки свежих находок из металла, осуществляет мониторинг и необходимые защитные операции с артефактами из бронзы, железа и свинца, хранящихся в фондах заповедника уже многие десятилетия. Прикосновения рук «лекаря» крупной керамики Ларисы Петриченко ждут фрагменты битых амфор с раскопа начальника экспедиции, доктора исторических наук Аллы Буйских. В этих сосудах из центров северной Эгеиды (Фасоса, Менде, Хиоса) доставлялось на Понт (Черное море) вино. После реставрации сосуды пополнят фонды и экспозиции музеев.

Ну вот и пора сказать археологам «До свидания!». От общения с ее участниками создается впечатление, что, как и много сезонов прежде, Ольвийская экспедиция своей работой в формате «нон стоп» во многом обязана бескорыстным студентам, школьникам и волонтерам. Один из них - харьковский десятиклассник Рашид Абрашидов, стоящий «на лопате». Он, можно сказать, уже полуветеран в археологии: побывал в шести экспедициях. А вот в активе 63-летнего доктора философских наук Георгия Панкова из Харькова только пятый полевой сезон. Что его зовет в Ольвию? Формально - выполнение учебной нагрузки. Но манят также спартанские условия быта, физические нагрузки, новые друзья, археологическая солидарность. А еще - степь. Ей профессор даже посвятил песню, которую напел нам:

Степь, моя любовь, моя отрада.
Степь, я полюбил тебя не сразу….

Анатолий РОЩИН