среда

21 августа

2019 г.

Сообщить новость

06-Aug-2019 ..... 10:12 .....

.....

СОЦИУМ (статья)

Криминальный очерк: Тяжкий грех женоубийцы

Kulak_12

Когда-то великие Достоевский и Толстой писали о возникающей в душе самого закоренелого преступника неистребимой потребности к истинному покаянию - перед Богом и людьми, ради очищения и сохранения своей души. Так каялся двойной убийца Родион Раскольников из «Преступления и наказания». Каялся и отравитель, убийца детей крестьянин Никита из «Власти тьмы». Трагедия, о которой пойдет речь, произошла в наше время. И здесь у преступника также появилось огромное желание искупить свой грех.

Куда исчезла Жанна?

Поначалу внезапное исчезновение Жанны, бухгалтера местного сельхозпредприятия, никого из жителей этого села Братского района не встревожило. Здесь ее считали особой взбалмошной, причем не слишком путевой. Большинство мужчин на нее засматривались. В то же время люди в селе говорили, что Жанна некоторым, особо настырным мужикам, не прочь была ответить взаимностью. К тому же любила она шумные, веселые компании, равно как погулять и покрасоваться перед мужской половиной села. А еще была у нее страсть к перемене мест. Ей нужны были новые знакомства и впечатления. Будь у нее муж построже, он смог бы поставить Жанну на место. Однако Сергей был слабохарактерным. Оттого часто и шел у своей непутевой женушки на поводу. Стоило ей дать команду, как он быстро рассчитывался с работы и организовывал переезд молодой семьи к ее родителям в Черниговскую область. Но, прожив там некоторое время, Жанна, затосковав по подругам и друзьям, требовала снова возвращаться на прежнее место жительства. Так было за их недолгую совместную жизнь несколько раз. А тут она якобы поехала сдавать экзамены в финансовый техникум и пропала. Сначала в селе подумали, что Жанна там загуляла с новым ухажером. Однако прошло довольно много времени, а весточек от нее не было. Сельчане начали шептаться: дескать, бросила-таки непутевая бухгалтерша мужа с пятилетним сынишкой. Эти досужие разговоры вскоре дошли и до ушей Сергея, и тот отнес заявление о пропаже жены в Братский райотдел милиции. Здесь сотрудники уголовного розыска завели розыскное дело. Посыпались запросы в места вероятного ее нахождения. И вскоре оперативники выяснили, что в техникуме Жанну давно никто не видел. Не было ее и у закадычных подруг. Дело по розыску без вести пропавшей женщины на время зависло… А Сергей тем временем с ребенком переехал жить в Черниговскую область.

Смертельный удар

Позже в ходе расследования выяснилось следующее. Оказалось, что в тот вечер (перед исчезновением Жанны) супруги вернулись домой из гостей. Сергей тут же лег спать - завтра ему надо было рано вставать на работу. А вот поддатая Жанна спать не собиралась. И опять начала одну и ту же «песенку»: «Когда ты меня увезешь отсюда?». Дело в том, что ей взбрело в голову в очередной раз перебраться к своим родителям - на Черниговщину. Сергей попросил ее успокоиться и решить этот вопрос утром на свежую голову. Однако в этот летний вечер в Жанну будто вселился бес. Сначала она по привычке закатила истерику. Но, видя, что Сергей на нее не реагирует, схватилась за нож. Со злости Сергей ударил ее кулаком в голову. Жанна, ударившись затылком о косяк двери… замертво упала на пол. Сергей бросился к ней, стал ее тормошить. Но та уже не подавала никаких признаков жизни. Конечно же, в тот вечер Сергей должен был вызвать правоохранителей. И это убийство стало бы очередным в разряде бытовых преступлений. Затем Сергей наверняка отсидел бы положенный ему срок. Но случилось по-другому.

Сергей стал лихорадочно соображать: как ему быть дальше. В спешке он перенес труп жены в сарай и забросал его мусором. А на следующий день начал организовывать перевозку вещей на столь желанную его супруге Черниговщину. Для этого нанял бортовой «КамАЗ». Грузовик пришел под вечер. Сергей, угостив водителя сытным ужином, попросил, чтобы тот лег спать пораньше. А завтра раненько они быстро загрузятся и отправятся в неблизкий путь. Водитель плотно отужинал и завалился спать в дальней комнате. А вот Сергею не спалось. Ведь он не знал, что делать с трупом жены. Оставлять его здесь опасно. Новые хозяева, наводя порядок, непременно нашли бы его. Зарыть тело в огороде тоже опасно. А вдруг кто-то из соседей увидит и поинтересуется: что это Сергей там роет в такой поздний час?

«Спасительная» мысль пришла ему в голову под утро. На рассвете он выкатил из сарая пустую двухсотлитровую бочку от солидола. Затащил ее в кузов грузовика. После этого вынес из сарая труп Жанны. Однако тело мертвой жены в бочку целиком не помещалось. Тогда Сергей… топором отрубил руки и ноги, после чего кое-как запихнул ее в бочку. Затем засыпал туда цемент и полил водой. После закупорил герметичной крышкой с защелкой. Вскоре груженный вещами «КамАЗ» отправился в дальний путь…

Жуткие сновидения

На месте они были через двое суток. Разгрузили привезенный с Николаевщины «скарб». Бочку с необычным грузом откатили за сарай. Сергей, выждав момент, когда родня Жанны ушла в лес за грибами, принялся за дело. Он быстро вырыл в песке яму и вывалил в нее бочку и зарыл ее. После чего сверху забросал мусором.
И потом как ни в чем не бывало стал жить в этом глухом черниговском селе с родителями убитой жены. Они держали хозяйство: корову, бычка, свиней. Сергей усердно чистил загон для скота, а навоз вывозил и складировал поверх этой потайной могилы. Со временем здесь вырос целый курган. С каждым месяцем надежда родителей Жанны увидеть свою дочь живой и невредимой таяла. И они стали тратить всю свою любовь и ласку на внука, стараясь не обижать неосторожным словом и зятя. Так прошло два с половиной года.

Сергей очень хотел, чтобы события той страшной летней ночи забылись, будто кошмарный сон. Но не получилось. Именно ночные сновидения постоянно изводили мужчину. Ему почти каждую ночь снилась Жанна. И не помогал забыться даже выпитый на ночь крепкий самогон. Днем было проще: работа, вокруг люди, общение с которыми помогало хоть на время забыться. Однако вскоре его стала изводить тоска. Но, пожалуй, наиболее тоскливо ему приходилось в дни рождения Жанны, в годовщину их свадьбы и особенно в дни поминок усопших. Родня Жанны, которая уже потеряла всякую надежду увидеть ее живой, обычно в этот день шла в церковь, затем на кладбище, к своим покоящимся родственникам. И устраивала там что-то вроде поминок по ним, а заодно и по своей без вести пропавшей дочери. А вот Сергей в эти дни под различными предлогами оставался дома. И дождавшись, пока здесь никого нет, доставал бутылку водки и шел за сарай. Здесь он пил горькую, не закусывая, лишь запивая ее горючими слезами. Пил и плакал. Ведь он жалел как свою непутевую жену, так и семилетнего сына, оставшегося без материнской ласки. Да и себя непутевого тоже. Тогда Сергей понял: рано или поздно от таких снов у него может запросто «поехать крыша». Оставалось одно: или признаться в содеянном грехе, или уехать отсюда, чтобы не видеть той могилы. И он вернулся в Братский район. Затем снова возвращался на Черниговщину. И так он проделывал несколько раз. Казалось, в него самого за прошедшие годы вселился дух его мертвой жены…

А уголовный розыск вел расследование

А за это время розыскное дело в Братском райотделе милиции было переведено в разряд уголовного. В рамках его расследования сыщики наводили справки, рассылали запросы и ориентировки, прорабатывали различные версии. Конечно же, была среди них и рабочая версия о том, что к убийству Жанны может быть причастен и ее муж Сергей. Это классика розыскного дела. И всякий сыщик обязан в подобных случаях такую версию не сбрасывать со счетов. Операм показалось весьма странным, что Сергей за время исчезновения своей жены несколько раз менял место своего жительства: то уезжал на Черниговщину, то возвращался на Николаевщину. Значит, его что-то гложет, если он до сих пор продолжает лихорадочно метаться? Сыщики однажды пригласили его на беседу в уголовный розыск. На вопросы Сергей отвечал уклончиво и путанно. Однако в тот момент предъявить ему было нечего, и подозреваемого вынуждены были отпустить. Хотя после той беседы у сыщиков появилась уверенность: Сергей наверняка имеет какое-то отношение к исчезновению жены. Но пока ее не обнаружили, доказать это практически невозможно. Неужели в очередной раз это дело зашло в тупик и оно перейдет в разряд «глухарей»?

Вскоре сыщики узнали: Сергей после того вызова его на беседу снова, причем весьма спешно, уехал на Черниговщину. Интуиция подсказала оперативникам, что все это он сделал неспроста. Оттого и возникла необходимость опять побеседовать с ним. Не знаю, какие доводы привели сыщики прокурору района в этом деле, однако санкцию на задержание они таки получили. И решили сыграть ва-банк. С тем и отправились по месту нынешнего жительства подозреваемого. Расчет их был прост: своим внезапным появлением огорошить Сергея психологически, подвести его к состоянию, которое принято называть моментом истины. Тогда подозреваемый, отягощенный мыслями и грузом совершенного им преступления, сам признается в его совершении.

Момент истины

Появление сыщиков из Братского райотдела милиции на подворье родителей Жанны действительно повергло Сергея в настоящий шок. И он тут же признался в убийстве. Следователь записал его показания в протокол. Однако теперь нужно было найти главную улику - труп. Иначе признание Сергеем вины в содеянном им преступлении для суда окажется всего лишь пустым звуком… И тут он несказанно удивил работников милиции: он попросил старшего оперативной группы: «Разрешите, я сам ее отрою. Очень вас прошу. Надо же мне хоть как-то замолить свой грех…». И показал на большую кучу слежавшегося за эти годы за сараем навоза.

«Да здесь, наверное, кубов семь. И сюда впору экскаватор вызывать!» - проронил один из сыщиков. «Не надо никакого экскаватора, я должен сделать это сам…». Майор дал команду снять с подозреваемого наручники, и тот взялся за лопату…
Это была поистине титаническая работа. Сергей работал целый день. У него дрожали руки и пот лился ручьем, подгибались ноги. Казалось, еще немного времени, и он надорвется или у него лопнут жилы. Сыщики предлагали ему покурить, отдышаться. Но тот лишь пил одну воду. И дальше продолжал надсадно долбить лопатой. Несколько раз Сергей ошибался и тогда продолжал рыть шурф уже с другой стороны этого «кургана». Таким образом, он каялся: истово, исступленно. Стоящие вокруг него люди понимали это. И старались не мешать ему. Это и был настоящий момент истины. Наконец лопата ударила по чему-то твердому. Это оказалась та самая железная бочка...

Проведение следственных мероприятий было не для слабонервных и вымотало всех.
Покончив с формальностями и практически не отдохнув, сыщики тут же собрались ехать в Николаевскую область. А перед этим подогнали сюда «автозак», на котором Сергея должны были отвезти в Черниговское СИЗО. Казалось бы, от пережитого у него не должно было остаться уже никаких слов. Ибо впереди его ждал суд и небо в крупную клетку на долгие годы. Но тут случилось неожиданное: Сергей плюхнулся перед сыщиками на колени и заявил: «Спасибо, что вы наконец-то сняли с моей души тяжкий грех. У меня уже не было сил его нести дальше. Ведь она, Жанна, снилась мне почти каждую ночь. Хоть и попила с меня за годы совместной жизни моей кровушки, и все равно я ее сильно любил. Наверное…». Вскоре состоялся суд, который и приговорил Сергея за убийство Жанны с отягчающими обстоятельствами (как-никак здесь имело место расчленение трупа, а также его весьма необычное сокрытие) к 12 годам лишения свободы. В принципе у него был шанс несколько смягчить наказание, подав жалобу на приговор. Можно было нанять опытного адвоката. Но Сергей обжаловать судебный вердикт не стал.

Владимир ЗАЦЕРКЛЯНЫЙ