четверг

17 октября

2019 г.

Сообщить новость

29-Jul-2019 18:34

ЧЕЛОВЕК (топ)

Умер Владимир Пучков

1

Тяжелая весть легла на наши плечи. Все, кто знал, любил и уважал нашего коллегу - главного редактора газеты «Вечерний Николаев», потрясены его смертью

Смерть человека - всегда жестока, несправедлива и нелепа. В случае с Владимиром Юрьевичем это ощущается еще острее. Еще пару недель назад ничто не предвещало беды. Мы встретились в коридоре нашего общего для редакций подъезда, как обычно перекинулись парой слов. Пучков спешил, ведь в редакционной печи пекся очередной номер газеты. Спешил, как всегда. Кто был знаком с его стилем работы, тот знал, что он классический трудоголик. Из тех, кто ничего не перекладывает на других и берет все на себя. Один ветеран журналистики как-то сравнил процесс создания газеты с картиной «Бурлаки на Волге». Так вот Пучков был бы на ней в центре. Несмотря на возраст, он тянул свою ношу, напряженный до взрыва сухожилий, облегчая ее тем, кто рядом.
Его исчезновение на несколько дней показалось легким и поправимым недоразумением, ведь у редактора Пучкова всегда столько планов и работы впереди. А потом тревожная новость - Владимир Юрьевич на больничной койке. Еще вечером в пятницу коллеги по редакции, прощаясь, грустно спрашивали: «Как там Пучков?». В эти последние дни переживания «Вечерки» стали и нашими. Ведь очень тесно переплетена жизнь обеих редакций. И не только потому, что мы соседи - работаем, что называется, стена в стену. Мы переплелись биографиями и судьбами.

Сегодня мало, кто вспоминает, что Владимир Пучков в прошлом «южноправдинец». Здесь окрепло его мастерство, сформировался его авторский стиль. В «южноправдинские» годы поэт Пучков стал известен не только на родной Николаевщине, но и далеко за ее пределами. Выходили сборники его стихов, а центральные литературные журналы публиковали подборки талантливого автора из города корабелов. В «Южной правде» он прошел все ступени роста, дойдя до должности заместителя главного редактора, что по тем временам являлось результатом жесточайшего профессионального отбора. Одним словом, когда Владимиру Юрьевичу предложили в 1994 году возглавить орган Николаевского городского совета «Вечерний Николаев», он был газетным профессионалом высочайшего уровня. И вот уже более четверти века Владимир Пучков крепко держал капитанский штурвал, умело проводя свой корабль между рифами и мелями, коих на пути газеты всегда хватает. Подтверждением этому - крепкий и дружный коллектив редакции, который сегодня трудно представить без Владимира Юрьевича. Осиротели наши друзья.

Также честно и самоотверженно Владимир Юрьевич относился к журналистским обязанностям. Любая его публикация была заметным событием. Даже в иной неподписанной заметке угадывался пучковский стиль - лаконичный по форме, глубокий по содержанию. Честной была и его поэзия. Настоящая литература не терпит подделок, и поэтому, уверен, в ней он будет долгожителем. Надолго добрая помять о Владимире Юрьевиче Пучкове останется в культурной жизни Николаева, многим славным именам он дал толчок, многие его начинания пустили крепкие корни в нашу жизнь и традиции. Примером тому - ежегодный конкурс «Горожанин года», без которого городская жизнь уже невозможна.

Художники могут представить уход человека образно. Уходящий силуэт, улетающая птица… У каждого из нас останется свой образ Пучкова. Если бы дал Бог таланта, я бы изобразил его последний путь в виде ускользающего парусника, обязательно с белым парусом. Почему? Потому что поэт всегда романтик. Потому что стихи и жизнь Владимира Юрьевича всегда будут ассоциироваться с землей на пересечении рек Ингула и Южного Буга, с жарким степным зноем, с кинбурнским ветром и морем. Потому что жизнь была сложна, и никакая грязь не пристала к его белоснежному парусу.
Говорят, что душа после смерти еще девять дней живет среди нас, видя каждого насквозь. И дрогнет она, узнав, как много скорбящих людей потянулись в эти дни к томикам стихов Владимира Юрьевича. Они будут листать страницы его книг, некоторые подписанные дарственной рукой самого автора, и перечитывать.

К примеру, эти строки.

Судьба, храни такую малость,
чтоб над моей смоленой лодкой
звезда намокшая смеялась!

Чтобы душа зашлась от боли
в мешке молочного тумана,
на грани счастья и неволи -
на стыке моря и лимана.

А потом, закрыв книгу, подумают, как много хотелось бы сказать ему о прочитанном. Но поздно. Нет уже рядом с нами мудрого, талантливого и доброго человека.

ЖЕСТОКО. НЕСПРАВЕДЛИВО. НЕЛЕПО…

Вадим РАСКОПОВ, главный редактор газеты «Южная правда»