среда

19 июня

2019 г.

Сообщить новость

04-Jun-2019 ..... 11:52 .....

Сергей ГАВРИЛОВ. .....

ЧЕЛОВЕК (статья)

21-й губернатор

210_fundukley

"- …Вся страна поделена на сатрапии: сатрапию Казанскую, сатрапию Чухонскую, сатрапию Туркестанскую… Мы, господа, пребываем в сатрапии Малороссийской, где и дети наши, и внуки наши до века вечного пребывать будут… - Рассказчик в военном мундире прокашлялся, достал резную табакерку, вздохнул и принялся набивать папиросную гильзу.
- Да, да, совершенно верно, нами правят царские сатрапы! - Молодой человек в суконной поддевке вскочил со стула и стал загибать пальцы. - Голицын староверческие хутора на Шулявке спалил?! - Спалил. Воейков на Симеоновском кладбище, на святом месте, конюшни отстроил?! - Отстроил…
- А Теплов-то, Теплов, - перебил студент в мятом картузе, - заморил всех карантином!.. Чуму выдумал, сатана! Дороги закрыл, чтоб хлеб свой лежалый с магазинов продать. А потом…
Тут в комнате загалдели все присутствующие. Из разных углов можно было разобрать отдельные фразы: «Ланской у купцов аршин сукна себе со штуки мерял…», «Санти строевых коней в имение дочери заворачивал…», «Обрезков!.. Обрезков!.. Помните? Тьфу! Содомию развел в присутствии…», «А нонешний Фундуклей…».
- Ка-а-кой Фундуклей?! - Военный ударил по столу кулаком, сразу повисла тишина. - Фундуклея, господа, прошу не трогать и хулу напрасную не возводить. Фундуклей - не сатрап, Фундуклей - особенный»."

Приведенный рассказ - не плод авторского воображения и не мизансцена театрального спектакля. Это отрывок из воспоминаний Соломона Адамовича Егиазарова, который цитирует рассказ Александра Навроцкого - полноправного члена кирилло-мефодиевского братства о заседании общества, что проходило 19 июля 1846 года в городе Киеве по адресу: улица Златоустовская, 14, «внутренняя парадная со стороны Солдатской слободки».
«Тайные просветители» в контексте общей беседы стали вспоминать обиды, чинимые царскими сатрапами киевлянам. Говорили о взяточничестве чиновников, ужесточении крепостного права и культурной ассимиляции народа, затем перешли на конкретные фамилии, но… тут оказалось, что Киевский гражданский губернатор Иван Иванович Фундуклей - личность неприкасаемая. О нем нельзя говорить плохо. Нельзя и все!.. Без объяснения причин.
Двадцать первый губернатор Киева… Что особенного было в этом человеке и почему царский администратор греческого происхождения остался в глубинной памяти горожан светлым пятном?

По особым поручениям

Киевская губерния - одна из самых ранних, которая появилась на карте Московии после административной реформы Петра I в 1708 году. За двести с лишним лет
(1708 - 1917) горожане сумели пережить тридцать восемь царских администраторов, из которых: двое имели статус наместников провинции Малороссия, четверо были командующими войсками и 32 человека отправляли должности гражданских губернаторов города.
Губернатор в ХIХ веке - хозяин территории. Ему были подконтрольны все местные государственные органы, судебные присутствия, полиция, таможня, акцизные управления и казначейство. Он имел право самостоятельно ревизовать финансовые учреждения, налагать взыскания и даже отправлять чиновников в ссылку.
В Киеве права гражданского губернатора - чиновника МВД - были ограничены властью генерал-губернатора, подчиненного Военному министерству. Почти всегда эти администраторы соперничали друг с другом и находились в состоянии «подковерных» интриг. Именно это соперничество, по замыслу Петра I, должно было оградить население от произвола царского наместника, а государство - от политического сепаратизма правителя территории.
Действительный статский советник Иван Иванович Фундуклей в исторической хронологии стал двадцать первым гражданским губернатором Киева. Он управлял городом с 1839 по 1852 год и личным примером сумел изменить менталитет городской общины.
У будущего администратора было суровое детство. Он родился
13 ноября 1804 года в уездном городе Нежине. Его отец, спасаясь от турецкой резни, перебрался из Константинополя в Россию и обосновался в малороссийской греческой колонии.
Семья жила бедно. Старший Фундуклей поначалу устроился целовальным приказчиком в захудалый елисаветградский трактир, и его жалованье едва позволяло сводить концы с концами. Однако вскоре жизнь наладилась. У грека-эмигранта обнаружился предпринимательский талант. Он сумел собрать небольшие деньги и вместе с партнерами приобрел три винных откупа: один - в Одессе и два - в Николаеве («Инвалидный» и «Гороховский»).
Дела шли бойко, Южная Пальмира переживала экономический бум, а Николаев в начале своей биографии был бездонным рынком спиртного. Торговые капиталы оборачивались с невиданной скоростью и удваивались на глазах. Фундуклей открыл сеть трактиров, затем приобрел несколько тысяч десятин земли и решил заняться хлебной торговлей. Однако возникли препятствия.
Еврейские купеческие кланы плотно контролировали посреднические операции с зерном и посторонних в этот бизнес не пускали. Фундуклеевские чумацкие обозы грабили в степи, шкиперы кораблей отказывались принимать зерно, а карантинная таможня чинила препятствия. Старый грек уже было совсем загрустил, но… ему вновь повезло.
19 мая 1823 года генерал-губернатором Новороссийского края был назначен граф Михаил Семенович Воронцов, герой Отечественной войны, георгиевский кавалер, победивший в битве под Краоном самого Наполеона, вернулся в Россию из Европы абсолютно нищим.
Дело в том, что император Александр I оставил своего полководца командовать русским экспедиционным корпусом во Франции вплоть до 1818 года. Денежное довольствие в армию поступало нерегулярно, потому солдаты и офицеры успели за пять лет оккупации наделать кучу долгов в парижских кафе и ресторанах. Воронцов распродал свои имения в России и заплатил перед уходом все долги своих подчиненных.
В Одессе государев наместник должен был вести подобающий образ жизни (объявлять статусные балы, принимать иностранных консулов и т. д.). На эти мероприятия губернаторы, как правило, тратили личные средства. У Воронцова денег не было. Пришлось через посредников обращаться с приватными просьбами к местным толстосумам. Не отказал один лишь Фундуклей. Старый грек выдал князю беспроцентную ссуду со сроком погашения, «когда будет угодно Вашему сиятельству».
Воронцов не забыл об услуге. Чумацкие обозы с зерном перестали грабить, карантинная таможня «щелкнула каблуками», и корабли с фундуклеевской пшеницей беспрепятственно покидали Одесский порт. Еврейским хлеботорговцам пришлось потесниться.
По сегодняшним реалиям это выглядит банально: бизнесмен одолжил губернатору денег и получил торговые преференции на местном уровне. Однако все было не так просто. Вельможного чиновника и греческого откупщика связала настоящая дружба, которая продолжалась много лет.
Двух разных людей объединяло схожее отношение к таким этическим ценностям, как «верность», «честь» и «совесть». Воронцов оплатил парижским рестораторам долги своих солдат, а Фундуклей завещал часть своего гигантского состояния на погашение налоговых недоимок мещанского сословия города Елисаветграда, где началась его деловая карьера.
Губернатор и хлеботорговец дружили домами. Воронцов много раз предлагал Фундуклею посодействовать карьере сына, но… старый грек упорно отказывался от высокой протекции. У него была своя педагогика.
Юный Иван Фундуклей не учился в школе и не ходил в гимназию. Он получил домашнее образование и параллельно работал. Отец сначала приставил его к конторским книгам в винной лавке, потом заставил трудиться половым в трактире, затем перевел на должность мелкого почтового служащего в Николаеве и через несколько лет отправил свое чадо в Петербург «закалять характер» на должности письмоводителя в канцелярии Кабинета Министров.
Этот «поход в люди» окончился тогда, когда младшему Фундуклею исполнилось двадцать семь лет. Граф Воронцов все-таки уговорил приятеля не гнобить ребенка и дать возможность реализовать себя на более достойном поприще. Старик подумал и… разрешил сыну приехать в Одессу.
Губернатор Новороссийского края назначил бывшего канцеляриста чиновником по особым поручениям. Это суровая должность, которая предполагала наличие определенного таланта исполнителя. Под «особыми поручениями» в ХIХ веке понимали самый широкий диапазон обязанностей: от проведения ревизий, аудита и должностных расследований до выполнения приватных просьб начальника.
Воронцов не ошибся в молодом Фундуклее. В 1836 году чиновник по особым поручениям заставил губернское казначейство Херсона выплатить немецким колонистам дополнительно 325 тысяч рублей государственного вспомоществования.
Финансисты Николаевского уезда разработали несложную схему «распила» бюджетных средств. Они регистрировали прибывших немцев, но подъемные им выплачивали не сразу, а спустя год, когда холодная зима и голод в безлюдной степи убивали до половины общего числа переселенцев. «Мертвые» деньги попадали в карманы аферистов.
Немецкие колонии Карлсруе, Ландау, Катериненталь, Рорбах, Ватерлоо и другие на территории современной Николаевской области фактически заселялись два раза. Первые колонисты умирали из-за отсутствия своевременной государственной помощи, второй поток переселенцев с большим трудом привыкал к непривычному климату и осваивал суровые земли.
Через год Иван Фундуклей успешно провел должностное расследование «по делу о саранче». Борьба с этой напастью в Херсонской губернии проводилась на уровне технологий ХIХ века. Поздней осенью выжигалась трава в пойменных и болотистых землях, где насекомые откладывали яйца. На посевах озимой пшеницы пропахивались разделительные борозды и полностью обновлялись «кулижные» траншеи между полями, чтобы затруднить перемещение молодой саранчи.
На эти мероприятия отпускались значительные деньги из бюджета. Естественно, контролировали использование средств сами чиновники казначейства, которые вступали в сговор с уездными исправниками и присваивали значительные суммы. Иван Фундуклей провел внезапный аудит в Ольвиополе, Вознесенске и Арбузинке, заставив вернуть в казну 720 тысяч рублей серебром.
Граф Воронцов, убедившись в административных талантах своего подопечного, в 1838 году назначает его на должность волынского вице-губернатора. Перед молодым человеком открывается совершенно новая карьера, но… внезапно умирает отец и чиновник просится в двухмесячный отпуск «для вступления в наследство и поправления дел».
Наследство было огромное. Ивану Фундуклею от отца достались активы на сумму около 3 500 000 рублей. Несколько десятков тысяч десятин земли, шерстяные мануфактуры, целый речной флот для перевозки зерна, рыбные тони на Хаджибее, виноградники в Гурзуфе, несколько винных заводов, целовальные откупа, имения и недвижимость в Херсонской, Елисаветградской и Таврической губерниях.
Этот диверсифицированный бизнес нуждался в грамотном управлении. Новоиспеченный вице-губернатор стал подумывать об отставке и даже написал письмо графу Воронцову. Губернатор посоветовал своему протеже все хорошо взвесить и только потом принять решение.
Фундуклей вернулся в опустевший родительский дом на Старопортофранковской, прошелся по комнатам и решил законсервировать строение. Он оставил все родительские вещи на своих местах и не уволил старую прислугу. Здание, построенное отцом, превратилось в импровизированный музей.
Сын продолжил отцовское дело. К унаследованной империи он прикупил стеклянную мануфактуру под Чигирином и сахарный завод, вырабатывавший 78 тысяч пудов в год. Затем приобрел у графа Воронцова оставшуюся часть имения в Гурзуфе, дававшего ежегодно семь тысяч ведер виноградного вина.
За полгода Фундуклей-младший увеличил свои активы на 1 500 000 рублей и… заскучал. Молодой миллионер в своей скромной квартире на Ришельевской стал задумываться о социальной необходимости приращения личного богатства. Эти «крамольные» мысли привели к тому, что бывший чиновник cогласился принять предложение генерал-губернатора юго-запада России Дмитрия Бибикова занять пост гражданского губернатора города Киева.
12 апреля 1839 года по высочайшему указу императора Николая I действительный статский советник Иван Иванович Фундуклей стал двадцать первым губернатором столицы Малороссии.

Двадцать первый

Гражданские губернаторы в царской России, вопреки устоявшимся представлениям, не были бездельниками и свадебными генералами, которые только умеют надувать щеки во время торжественных приемов. В большинстве своем это были энергичные грамотные люди, обеспечивавшие в полном объеме жизнедеятельность своих территорий.
Губернатор являлся председателем гражданского правления, статистического комитета, присутствия по крестьянским, земским, питейным, фабричным и рекрутским делам. Он контролировал деятельность лесоохранительного комитета, комиссий общественного призрения, народного продовольствия, образования и театральных зрелищ. В его подчинении были местная цензура, муниципальная стража и тюрьмы.
День губернатора был плотно расписан. По свидетельству мемуариста, у Ивана Фундуклея будни проходили следующим образом: «… Приемный день начинался очень рано. Все чиновники съезжались в канцелярию к 7 часам 30 минутам. По обыкновению люди не успевали позавтракать, и губернатор после докладов всех сажал за стол и много кормил… К девяти часам подавали экипаж для объезда намеченных учреждений. Это бывали либо богадельни, либо детские приюты или тюрьма. К полудню пролетка возвращалась в присутствие, где скапливалось уже порядочно просителей. Фундуклей обычно принимал сам. Если возникали ходатаи по денежному вопросу, он тут же доставал кошелек и удовлетворял просителя. За день мог так раздать до полутора тысяч… В шесть часов присутствие закрывалось, и Иван Иванович отправлялся в свой холостяцкий дом на Липках…».
О щедрости киевского губернатора ходили легенды. В воспоминаниях современников звучит рефреном: «Фундуклей незаметно сунул благородной вдове 300 рублей на погашение долга», «дал две тысячи сироте на приданое», «купил инвалиду турецкой войны дачу на Приорке» и т. д.
Автор этих строк не поленился и из открытых источников попытался составить приблизительную сумму «тихой» благотворительности губернатора. Получилось: за тринадцать лет Фундуклей, не афишируя своей помощи, отдал киевлянам чуть более ста тысяч рублей личных средств. Астрономические деньги для того времени.
Личная благотворительность губернатора сочеталась с управленческими талантами. В середине ХIХ века в Киеве началась первая градостроительная революция. Строительство шло ускоренными темпами. Известные итальянские архитекторы отец и сын Беретти спроектировали университет имени Святого Владимира, обсерваторию, Институт благородных девиц, Анатомический театр и Первую мужскую гимназию. Возведение этих зданий было реализовано от начала до конца в правление Ивана Фундуклея.
Он лично контролировал ход строительства первой Киевской городской думы. По инициативе губернатора начали закладывать Ботанический сад при университете, который занимал площадь в 20 гектаров.
При финансовом участии губернатора был вымощен брусчаткой Андреевский спуск, улицы Московская, Михайловская и Житомирская, завершилась реконструкция Софиевской площади. Именно в это время Крещатик стал главной магистралью города.
Фундуклею киевляне обязаны первым водопроводом. В его правление был возведен знаменитый Николаевский цепной мост над Днепром, который на то время считался самым красивым в Европе.
В 1843 году по инициативе губернатора на Театральной (Европейской) площади был построен фонтан с мраморной чашей и бассейном, который киевляне назвали «Фундуклеевским».
В 1845-м Киев пережил стихийное бедствие. Весенним паводком затопило Подол и близлежащие кварталы. Губернатор пришел на помощь горожанам. Он несколько недель содержал семьи, пострадавшие от наводнения.
Иван Фундуклей, по воспоминаниям современников, не только отказался от своего жалованья, но еще и негласно датировал государство. Пытаясь пресечь мздоимство и взяточничество, он ежегодно доплачивал своим чиновникам из личных средств надбавку к окладам. Начальник его канцелярии ежегодно получал дополнительно 12 500 рублей.
Иван Фундуклей стоял у истоков появления в России доступного женского образования. Первая женская гимназия в империи появилась в Киеве. Губернатор пожертвовал для этого свой просторный каменный дом и капитал, проценты с которого (1200 рублей в год) шли на содержание заведения. Фундуклеевскую гимназию успешно окончили поэтесса Анна Ахматова, историк Наталья Полонская-Василенко, оперные певицы Ксения Держинская и Мария Донец-Тессейр, а также сиамская принцесса Екатерина Десницкая.
Киевляне любили своего губернатора. Еще при жизни гласные городской Думы избрали его почетным гражданином, а улицу Кадетскую переименовали в Фундуклеевскую.
В 1852 году император Николай І присвоил Фундуклею звание тайного советника и направил в Варшавский департамент правительствующего сената, где он исполнял обязанности генерального контролера и председателя Высшей счетной палаты Царства Польского.
Киевский губернатор честно служил России. Его послужной список отмечен множеством наград. В 1874 году Иван Фундуклей был высочайше пожалован орденом св. апостола Андрея Первозванного.
По этому поводу Александр ІІ в своем указе отметил: «Нам особенно приятно вспомнить о Вашем тринадцатилетнем управлении Киевской губернией, озаренного Вами края, непосредственно неусыпным участием в ученых трудах по статистическому и археологическому описанию губернии и в особенности просвещенной заботливостью о женских училищах, размножению и усовершенствованию которых Вы содействовали как личными трудами, так и щедрыми денежными пожертвованиями».
Умер «особенный губернатор» 22 августа 1880 года в Москве. С семьей у него не сложилось, последние дни прошли одиноко в небольшом доме на Тверском бульваре. Похоронили его на кладбище Донского монастыря.
В этом году исполняется 210 лет со дня рождения Ивана Ивановича Фундуклея. Его имя не встречается в топонимике киевских улиц и площадей. В бывшей Фундуклеевской гимназии расположился офис НАК «Нафтогаз Украины», Фундуклеевскую улицу большевики переименовали в улицу Ленина, а наследники коммунистической номенклатуры назвали ее в честь Богдана Хмельницкого.

.