понедельник

12 ноября

2018 г.

Сообщить новость

08/11/2018 05:17

Возвращение Бабеля

Img_8166

Он не умел нравиться ни своим сослуживцам в конармии, ни Троцкому, ни Сталину, ни современной ему театральной критике и публике. Он был участником самого неудачного, польского, похода конной армии Буденного, закончившегося поражением и крахом мифа о мировой революции. Командарм отозвался о его рассказах большой статьей под названием «Бабизм Бабеля». Нечто подобное написал и Троцкий, он тоже не увидел в произведениях писателя романтики и героики «огромного тела» революции.
В воспоминаниях Эренбурга имеется упоминание единственной встречи Бабеля со Сталиным на даче у Горького. Автор «Конармии» вернулся оттуда встревоженным и сказал: «Плохо дело, мой друг… Я не понравился».
Есть очень красноречивые и по-бабелевски ироничные свидетельства о том, когда и как родился первоначальный вариант пьесы «Закат». Это случилось в августе 1926 года на станции Ворзель в сорока километрах от Киева. «…За 9 дней я написал пьесу. Это значит за девять дней жизни в условиях, мною выбранных, я успел больше, чем за полтора года». Следующие строки с характеристикой своего творческого успеха уже лишены воодушевления: «Пьесу буду переписывать перед отъездом в Москву… У меня сложилось дурное отношение к моим «произведениям». Раньше они мне нравились по крайней мере во время написания, а теперь этого нет. Я пишу, сомневаясь и зевая». В письме Т. Кашириной находим и причину столь скептического отношения писателя к своему труду: «Беда, что к революции пьеса не имеет никакого отношения, как ни верти, она чудовищно дисгармонирует с тем, что теперь в театре делают, и в последней сцене дураки могут усмотреть «апофеоз мещанства».
После читки «Заката» в Московском художественном театре содержание текста произвело благоприятное впечатление. С помощью редактора «Красной нови» А. Воронского было получено цензурное разрешение. Премьеры пьесы состоялись в Одессе (1927) и Баку (1927). Однако Бабель уже не верил в успех, считал, что сочинил «легковесный пустячок». Находясь в Париже, просил друзей описать позор провала «Заката» во МХАТе (1928). В последующие десятилетия режиссеры предпринимали попытки вернуть произведение на сцену. В 1988 году Одесский русский драматический театр снова играл «Закат», а спустя 30 лет в репертуар нынешнего текущего сезона включил новую постановку бабелевской пьесы - «музыкальную драму из одесской жизни».
Премьеру Николаевского украинского театра, масштабную работу режиссера-постановщика Максима Голенко (Киев) и всей постановочной группы спектакля (в нем заняты семь заслуженных артистов Украины и весь творческий коллектив), бабелевскую драму трудно понять и принять, если отрешиться от реалий жизни и творческого пути писателя. Они и определяют своеобразие его художественного мироощущения. Это своеобразие ярко выражено в рассказах «Детство. У бабушки», «Старый Шойме», «Сашка Христос», «Отец», «Раби», «Любка Казак». Нас не должно смущать в пьесе обилие еврейской темы. Сын торговца Исаак по настоянию отца до шестнадцати лет изучал Библию и Талмуд. Без библейской мудрости и радикализма иудейского мышления трудно представить пафос пьесы. Невозможно понять старого Менделя (Виктор Маруженко), несчастную Нехаму (Людмила Баранова), - несчастную, потому что ее муж, богач и хозяин одесского извоза, 62-летний глава еврейского семейства, а на поверку пьяница и тиран, открыто изменяет ей с двадцатилетней красавицей Марусей. По опубликованным ранее рассказам знакомы и другие персонажи «Заката». Дети Менделя - бандитский налетчик и щеголь Беня Крик (Максим Руденко) с репутацией одесского Робин Гуда, «перезрелая девица» Двойра, знающий тайны жизни служка синагоги Арье-Лейб (Сергей Чверкалюк).
Перед нами примитивно-естественный и жестокий быт Молдаванки со всеми ее обитателями – биндюжниками, торговцами, музыкантами. Со сцены нисходят волны страдания, семейной и социальной драмы. Конфликт поколений, старших и младших, разноголосица жизненных стихий – сквозная тема спектакля.
Перевоплощаясь в своих героев, Бабель создает многослойную, сложную пьесу-мистерию 1913 года. Он не следует за современной ему драматургией, не сочиняет оптимистическую трагедию. Рушится ветхозаветный мир, но рядом живые люди, которые встречаются, женятся, чтобы не быть одинокими, любят, чтобы познать человеческое счастье. Некоторые критики полагают, что невозможно играть персонажей «Заката». Например, Беню Крика, потому что нужно играть легенду. Беня промышляет бандитскими аферами, но в то же время ищет справедливости, способен презирать богатство. Такова парадоксальная ситуация. Как передать атмосферу легенды? Актеру нужно играть не налетчика, а Христа.
К театральной истории Бабеля нельзя относиться традиционно, как к другому драматургическому материалу. По-моему, это понимает режиссер-постановщик спектакля. Как воплотить авторскую ремарку: мадам Попятник - «сплетница с неистовыми глазами» или показать в синагоге двух «когтистых» евреев, «ужаленных пчелой благодати». Или эротическую сцену с Менделем, забывшим себя из-за страсти к Марусе? М. Голенко обладает метафорическим режиссерским опытом. Рядом с мычащим от любовной истомы стариком он помещает шесть призраков-Марусь, героев пьесы, словно тени, сопровождают библейские
слепцы. Они укажут дорогу к счастью?
Много объясняет финал спектакля. Дети старого Менделя выволакивают на авансцену полумертвого папашу, и раввин Молдаванки под дребезжанье флейты, звон бокалов, громовой хохот и крик провозглашает тост за день и за вечер, и за тех, кто делает порядок. Это прихожанин синагоги наследник Беня Крик пытается восстановить разоренный отцом миропорядок, хочет вернуть в дом милосердие и праздник жизни.
Давно известно, автор пьесы «Закат» принадлежит к легендарным фигурам литературной истории нашего края. Новеллу «История моей голубятни»
И. Бабель завершил так: «Мы выехали утром на пароходе, и уже к полдню бурные воды Буга сменились тяжелой зеленой волной моря. Передо мной открывалась жизнь… и я навсегда простился с Николаевом, где прошли десять лет моего детства». Сегодня Бабель возвращается в город своего детства, и мы с радостью приветствуем замечательного земляка.

Евгений МИРОШНИЧЕНКО. Фото Игоря ЕРМОЛАЕВА. _ "Южная правда", № 128 - 129 (23902 - 23903)