понедельник

12 ноября

2018 г.

Сообщить новость

06/11/2018 02:09

Обстоятельства времени

%d0%9a%d0%b0%d1%87%d1%83%d1%80%d0%b8%d0%bd

***
А. Драницину

Когда на Буг из Приднепровья
Прорвались первые полки,
Со всех сторон омытый кровью
Стоял мой город у реки.
Уже давно по всей округе
Ни слез, ни крови, ни войны...
Но до сих пор на Южном Буге
Соленый привкус у волны.

ОБИДА

А. Олейниковой

Рассердившись не в шутку
На законы страны,
Не пустили в маршрутку
Ветерана войны.
Непотребным клиентом
При наличии мест
Он стоял с документом
На бесплатный проезд.
Глухо хлопнула дверца,
Как ладонь по лицу.
Он схватился за сердце
И припал к деревцу.
К покосившейся ветке
Прислонился щекой,
Тихо вынул таблетки
Чуть дрожащей рукой.

СТАРЫЙ САПОЖНИК

В. Ищуку

Жмется подорожник
К будке под порог,
Где сидит сапожник
Без обеих ног.
Дед Фаддей доселе,
По словам людей,
В этом нужном деле -
Мастер-чародей.
Ноги чародею
Отняла война,
И с тех пор Фаддею
Обувь не нужна.
Все его тропинки -
Позабытый сон…
Шьет Фаддей ботинки
На любой фасон.
Глянет нам под ноги,
Улыбнется вслед:
- Доброй вам дороги
И счастливых лет!

ТЕЧЕНИЕ ЛЕТ

И. Булавицкому

Плывут по небу облака,
Бежит за облаком река...
Вот пароход идет по речке,
Дымок клубится голубой,
И завивает дым в колечки
Упругий ветер над трубой.
За ветерком волна струится,
А за волною мчится птица,
За птицей следом самолет
Над водной гладью проплывает.
Бежит река, не убывает...
Эпоха новая грядет,
А жизнь единственная
Тает...

НА ЛЕСНОЙ ТРОПЕ

П. Тарасовцу

Я лесом шел с ружьем наперевес,
Над снегом тьма сгущалась понемногу,
Но выбежавший вдруг наперерез
Бродячий волк мне преградил дорогу.
И вот мы оба замерли на миг:
Ни я, ни он не ждали этой встречи;
Он мордой вжался в серый воротник,
А мой затылок провалился в плечи.
Его глаза, тяжелые как ртуть,
Мой каждый жест фиксировали четко.
Я за секунду мог в него пальнуть,
А он в два счета - перегрызть мне глотку.
Голодный враг стоял, внушая страх,
Но все же в нем не чувствовалось злобы.
Я осторожно отступил на шаг,
И волк тотчас попятился в сугробы.
Потом пропал в чернеющей глуши.
И долго шли мы, помня друг о друге:
Два разных мира, две живых души,
Одни во всей завьюженной округе.

В НЕВОЛЕ

В. Топчему

Со всех сторон стесненный и зажатый,
Средь бесконечной праздной кутерьмы
Тигр за решеткой в шкуре полосатой
Напоминает узника тюрьмы.
Все мечется по клетке, но за костью
Он никогда не кинется, как пес,
И целый день с презрением и злостью
Глядит на нас, взъерошен и раскос.
Ему поныне грезятся в неволе
Амурские крутые берега
И все еще знакомая до боли
Глухая уссурийская тайга.
Ему бросают булки и печенья,
Его кормить пытаются с руки,
Но тигр не верит в ласку заточенья
И морщит нос, оскаливши клыки.
И лишь когда в ночи потонут звуки,
Когда вокруг весь мир уснет живой,
Он плачет от бессилия и муки,
В бетонный пол уткнувшись головой.

ВЕРНАЯ СОБАКА

В. Баранову

Старый пес пятнистой масти
Стал медлителен, смирен...
И крутой хозяйской властью
К смерти был приговорен.
Он стоял спокойный, рослый
И смотрел с косы речной,
Как хозяин сел за весла
И поплыл во тьме ночной.
Как на лоб надвинул кепку,
А на самой глубине
На фарватер бросил щепку
И скомандовал: «Ко мне!»
А потом поспешно, с ходу
Подналег на два весла...
И тогда собака в воду
Смелой поступью вошла.
Был ей замысел неведом,
А хозяин плыл и плыл,
И плыла дворняга следом,
Насмерть выбившись из сил.
А у бакенного знака
Только щепка и всплыла...
Очень верная собака
У хозяина была.

***
Н. Моркве

Полыхает на солнце ветла,
Пламенеет багрянцем рябина -
Это осень костры развела,
Только вот потушить позабыла.
Как привыкнуть к ее чудесам,
Как опять помириться мне с нею?
Все бушует пожар по лесам,
С каждым днем разгораясь сильнее.
Словно чуда какого-то жду
От шальной, всемогущей погоды,
Но уже никакому дождю
Не залить воспылавшей природы.
Уж октябрь догорает дотла,
И на жгучем ветру у овина,
Полыхает на солнце ветла,
Пламенеет багрянцем рябина.

НИЧЕГО НЕ СЛУЧИЛОСЬ...

В. Крецулу

Может, это и вправду пустяк,
Но в какой-то неясной тревоге
Позабыть не могу я никак
Этот случай на сельской дороге…
То ли скользкою трасса была,
То ли дерево близко стояло;
Затрещали суставы ствола,
Покосилось крыло самосвала.
Дело мелкое, факт налицо.
И без жертв обошлось,
Слава Богу!
Но осталось лежать деревцо,
Свежей кроной упав на дорогу.
Из разбитой коры под откос,
Животворная влага сочилась.
«Что случилось?» -
Я задал вопрос.
«Ничего, - говорят, -
Не случилось...»

НЕ ПОВЕЗЛО

О. Константиновой

Мне так не повезло:
Я боль принес кому-то...
И все ж добром за зло
Мне платят с той минуты.
Не хаяли, не били,
Но легче мне едва ли;
Уж лучше б оскорбили,
Руки не подавали.
Но мне не повезло;
Мне мстят добром...
За зло.

РОДСТВО

Д. Бачинскому

С городом смирившись постепенно
И земли не чувствуя уже,
Я живу привычно и степенно
В комнате на пятом этаже.
К моему высокому балкону
По фасаду, словно акробат,
Прижимаясь листьями к бетону,
Подобрался дикий виноград.
Осмотрелся, снова вверх подался,
Покоряя новый перевал.
Это ж надо - вон куда поднялся,
А родства с землей не потерял!

ВСТРЕЧИ

А. Малярову

Уходят годы молодые,
Уходят старые друзья
Одни в начальники, другие -
В разбогатевшие «князья».
Они рассеянные речи
Заводят, встретивши меня.
Но все короче наши встречи,
Все холодней день ото дня.
Я не рискну спросить совета,
Лишь затаю печаль свою…
Друзья былые, вы ли это?
Я вас совсем не узнаю!
Теперь судьба у вас другая,
Иная радость и печаль.
Я вас за это не ругаю,
Мне своего удела жаль.
Мы все на прежних непохожи,
Но я не этого боюсь.
Обидно то, что сам я тоже
На вас похожим становлюсь.

***

А. Голодницкому

Как будто один в целом мире,
На время оставив дела,
Стою в опустевшей квартире,
Где мама недавно жила.
Повсюду ненужные вещи
И в траурной рамке портрет…
Лишь сердце, зажатое в клещи,
Не верит, что нет ее…
Нет.
И понял я только на тризне,
Что счастья оборвана нить.
При жизни бы надо,
При жизни
Почаще сюда приходить…
Пылится оконная рама,
Завяли цветы на свету…
И с болью
«Прости меня, мама…»
Я тихо шепчу в пустоту…

БУМАЖНЫЕ КОРАБЛИ

В. Тафтаю

Распахну однажды ворот у рубашки,
И поверив, что затея по плечу,
Я построю самолетик из бумажки
И в безоблачное детство полечу.
Ну а если от случайной неполадки
Он сорвется на подходе к виражу,
Я опять же вырву листик из тетрадки
И кораблик незатейливо сложу.
Поплыву через года и километры,
Чтобы в детство заглянуть средь бела дня,
Но незримые течения и ветры
Понесут в другую сторону меня.
Все мы в детстве мореходы и пилоты,
Где-то там на самом краешке земли,
Где не гибнут из бумаги самолеты
И бумажные не тонут корабли.

ДОРОГА ДОМОЙ

В. Захарченко

Разогнать нахлынувшую скуку,
Покурить, а чаще просто так,
Моряки, познавшие разлуку,
Каждый вечер сходятся на бак.
Пусто на спардеке и на юте,
И в какой-то сладостной тоске
Не сидится больше ни в каюте,
Ни в уютном красном уголке.
Дышится на баке по-другому,
Тут землею грезит полутьма,
Потому что бак к родному дому
На сто метров ближе, чем корма.

ПРОЩАНИЕ С «ВАРЯГОМ»

А. Чернякову

В ожиданье прощальных мгновений
Над рекой возвышаешься ты -
Корабельного творчества гений,
Черный призрак крылатой мечты.
Палачами казненный на месте
Ты стоишь, подпирая причал,
Словно символ поруганной чести
Тех, кто в муках тебя создавал.
Где лихие твои командиры?
Где машин твоих голос живой?
Унесут твое тело буксиры
Под надрывный гудок заводской.
Получивший смертельную рану,
Даже мертвый, ты так же красив.
И в последний свой путь по лиману
Ты уйдешь, никого не простив.
За туманами скроешься скоро…
И под ветром просохнет слеза.
Нет на свете страшнее позора,
Чем предательски прятать глаза!

И ВСЕ ПОНЯТЬ Я НЕ МОГУ

Е. Качуриной

Снежинки сыплются с ветвей,
Вдали слышны оркестра звуки,
И я опять к любви твоей
Швартую месяцы разлуки.
А ты бежишь через пургу
И слезы варежкой стираешь.
И все понять я не могу -
Смеешься ты или рыдаешь.
Но как волненья ни таи,
Я вижу там, за пеленою,
Как снег на локоны твои
Ложится рядом с сединою.
Вот потонувшие в снегу
Вздыхают тихо пароходы.
И все понять я не могу -
Часы промчались или годы.
Мне прошлых лет ничуть не жаль;
Ловлю твой взгляд живой и чистый,
А на губах твоих февраль
Снежинкой тает серебристой.
Все тот же вальс на берегу
Звучит над площадью причальной.
И все понять я не могу -
Веселый он или печальный.

Вячеслав Качурин _ "Южная правда", № 126 - 127 (23900 - 23901)