пятница

19 июля

2019 г.

Сообщить новость

16-Apr-2018 ..... 01:05 .....

"Южная правда", № 40 (23814) .....

ЧЕЛОВЕК (статья)

В компании с Петром Врангелем

%d0%92_%d0%9a%d0%9e%d0%9c%d0%9f%d0%90%d0%9d%d0%98%d0%98_%d0%a1_%d0%92%d0%a0%d0%90%d0%9d%d0%93%d0%95%d0%9b%d0%95%d0%9c

"…17 мая на станции Вафаньгоу наш разъезд попал как кур в ощип к японской пехоте. Безлюдная станция ощетинилась пулеметами и батареями легких орудий. Первый же залп картечью вынес из седла 14 рядовых казаков, затем вступили пулеметы, и мы потеряли за три минуты боя 29 человек. Огонь был такой силы, что искривлял пространство. Скоро без раненых казаков осталось всего пятеро стрелков.
Противник не пошел в лобовую атаку. Нас заперли в двух глинобитных фанзах на окраине и стали подтаскивать артиллерию. Одни из нас стали одевать чистые рубахи, вторые истово молиться. О том, чтобы сдаться в плен, никто даже не думал. Пленным казакам японцы сразу отрезали головы. Жить нам оставалось от силы четверть часа…
Я потянулся за маменькиной ладанкой, однако со стороны противника послышалась трескотня выстрелов и взрывы гранат… К нам со своей сотней вернулся Петр Врангель. Он с наскоку захватил два японских орудия и разогнал вражескую пехоту картечью. Мы забрали два орудия, убитых казаков и к полудню добрались до своих…"

Эти воспоминания о боевых действиях во время русско-японской войны полковник Андрей Филимонов написал в 1929 году в Мадриде, где их издал. Он хотел отослать книжку своему другу Петру Врангелю, но не успел. 25 апреля 1928 года барон был отравлен в своем доме в Брюсселе.
Андрей Архипович Филимонов опечалился и вновь взялся за перо. Через полгода появились его замечательные воспоминания, которые проливают свет на неизвестные страницы истории Николаевщины. Мемуары почти не затрагивают ранние годы повествователя.

Ранние годы повествователя

О своем детстве автор рассказывает скупо. Родился в 1880 году в селе Сумиш Смоленской губернии. Многодетная семья деревенского мельника, все работают с малых лет. Андрей Филимонов пас свиней, кормил домашнюю птицу и ходил в ночное. В семь лет отец отдал его учиться к скорняку в уездный город Юхнов. Здесь мальчик окончил начальную школу и ему разрешили поступить в училище Императорского московского воспитательного дома.
В 1896 году перед своей коронацией Николай II издал указ, по которому все воспитанники начальных царских заведений вместе со свидетельством автоматически получили унтер-офицерское звание. 16-летний Андрей Филимонов воспользовался счастливой возможностью и записался вольноопределяющимся в 1-й Верхнеудинский казачий полк.
С началом русско-японской войны казачий полк развернется по расписанию в дополнительные 2-й и 3-й полки, а в феврале 1904-го сюда прибудет служить добровольцем Петр Николаевич Врангель - будущий руководитель Белого движения.
Военные карьеры Андрея Филимонова и Петра Врангеля похожи. Они часто пересекаются по службе и несколько раз оказываются в одних и тех же подразделениях (1-й Нерчинский полк и Уссурийская конная дивизия). К началу Гражданской войны барон Врангель дослужился до генерал-майора, свинопас Филимонов - до подполковника.
В Белой армии Андрею Филимонову долго в регулярных частях повоевать не удалось. Вся его карьера свелась к партизанской войне.

Партизанская война

«…Во время одесской катастрофы, - пишет подполковник Филимонов, - я слег с тифом. Ввиду того, что красные догоняли наши обозы, всех тяжелораненых и тифозных было решено разместить на подворьях крестьян и обывателей в Бирзуле (Котовск). Меня разместили на сеновале в доме священника, где я забылся на долгих три недели…». Так офицер объясняет свою задержку в тылу советских войск.
Через месяц худой и небритый, с впавшими глазами и в крестьянском армяке, белый офицер Филимонов появился в селе Привольное Николаевского уезда. Здесь он попросился в крестьянскую хату на ночлег, а утром на выходе из деревни его задержал конный разъезд атамана Иванова. Подполковника неминуемо бы расстреляли, но… повезло. В повстанческом отряде уже несколько месяцев находился бывший сослуживец Филимонова поручик Михаил Помолов, который поручился за своего товарища. Так началась партизанская карьера строевого офицера в Херсонской губернии.
На территории современной Николаевской области в конце 1919 - начале 1921 годов насчитывалось более 230 независимых вооруженных формирований, которые вели активные партизанские действия: сначала против немцев, затем против добровольческой армии Деникина и в конце 1920 года - против большевиков.
Не воевать было нельзя. Немецкие оккупационные войска за время правления гетмана Скоропадского вывезли с территории Николаевщины 10500 голов крупного рогатого скота, 8000 тягловых лошадей и 250000 пудов хлеба.
Сменившие гетмана белогвардейцы насильно мобилизовали в армию Антона Деникина 7800 мужчин призывного возраста и забрали оставшихся лошадей. Потом пришли большевики. Они призвали в Красную Армию 18900 человек обоего пола. Окончательно «добили» население губернии продотряды из Киева и Харькова, которые «посетили» Николаевщину в 1920-м. Они забрали у селян все.
Терпение лопнуло еще в 1918-м. Крестьяне стихийно организовались и стали отстаивать свое имущество. Взрослое мужское население воевать умело. Многие прошли империалистическую, многие успели послужить и у красных, и у белых, многие дезертировали от Скоропадского и Петлюры. Оружия достаточно, власти нет, а в степи полно бандитов.
Отряды самообороны в селах возникли стихийно. Атаманы время от времени объединялись и уничтожали крупные силы неприятеля. Били немецких и деникинских фуражиров, громили красные продотряды и петлюровских реквизиторов. Постепенно появился опыт партизанской борьбы и привычка обустраивать жизнь самостоятельно.
Хотелось сразу жить хорошо и по справедливости. Опыта государственного строительства ни у кого не было. Большинство народных республик на Николаевщине были оформлены по принципу махновских самоорганизующихся крестьянских коммун. Все глобальные проблемы решал крестьянский сход. За текущие дела отвечали выборные лица.
Однако встречались исключения. Например, в Грушевке за образец местного самоуправления была взята большевистская модель. Здесь сельский сход выбрал Совет народных комиссаров. Существовали должности народного комиссара продовольствия, народного комиссара здравоохранения и… народного комиссара по делам культуры и искусств. Не было наркомов иностранных дел, армии и флота.
В Новобугском уезде государственная жизнь некоторое время была организована по модели Украинской Народной Республики. Здесь всеми делами заправляли министерские комиссии «от общества».
Когда в июле 1920 года подполковник Андрей Филимонов прибыл в Привольнянскую волость Херсонской губернии, он попал на заседание «рады крестьянских уполномоченных», которое проходило в небольшом селе Антоновка. В общем, сколько хуторов, столько государственных форм.
Филимонов пробирался в Крым к Врангелю и не думал задерживаться на вражеской территории, но… обстоятельства сложились так, что ему пришлось остаться в наших краях и возглавить один из крупнейших повстанческих отрядов.

Командир повстанческого отряда

«…Мне пришлось много повозиться с кавалеристами и пехотой, чтобы как-то наладить строй и военный порядок, - вспоминает офицер об этом времени. - В отряде, конечно, были солдаты, прошедшие фронт, но основная масса людей пороху не нюхала. Стрелять умели все, но строя не держали, а в цепи пятеро целились в одну цель… Пришлось им долго все растолковывать…».
Боевая учеба и дисциплина положительно сказались на действиях отряда Иванова.
16 августа 1920 года партизаны уничтожили красноармейский отряд в районе села Лукашевка Голтинского уезда. Повстанцы отобрали реквизированных лошадей и отдали их крестьянам. Через две недели они захватили продовольственный эшелон большевиков (7 вагонов), зерно тоже раздали народу.
11 сентября передовой разъезд повстанцев в районе деревни Чаусово был обстрелян из засады чекистами. Ночью партизаны вошли в село, захватили четырех сотрудников уездного ЧК. Устроили показательный суд и всех повесили. Спустя несколько дней в селе Явкино Николаевского уезда был рассеян отряд милиционеров в 50 сабель, захвачены один пулемет и 23 винтовки. Пленные расстреляны.
Подполковник Филимонов упоминает около 20 удачных рейдов отряда Иванова по тылам красных. Самый большой успех партизан - это хорошо продуманная операция по захвату двух вагонов с винтовками, патронами и гранатами на станции Колосовка 11 октября 1920 года.
Советское командование было встревожено масштабами повстанческого движения в Херсонской губернии. Еще 19 апреля 1920 года СНК УССР принял специальный декрет о борьбе с крестьянскими восстаниями на освобожденном юге страны. Документ предусматривал:
- использовать все наличные военные формирования для борьбы с бандитами;
- в мятежных селах уничтожать все мужское население призывного возраста;
- усилить агентурную работу с целью выявления фамилий всех участников банд;
- семьи бандитов брать в заложники и в случае неявки с повинной в 10-дневный срок расстреливать;
- на территории действия банд поголовно разоружить население, оружие передавать в окружные военкоматы.
Всего 32 пункта. Херсонская губерния объявлялась на военном положении. Всех, кто мог носить оружие, после тщательной проверки зачисляли в особые отряды по борьбе с бандитизмом и контрреволюцией.
Повстанцам становилось трудно. Увеличились потери, и… появилось всеобщее недоверие. Чекисты успешно вербовали агентуру среди партизан. Последние, чтобы сохранить свои семьи, становились предателями. В селах Романова Балка, Владимировка, Кобзарцы и на станции Колосовка были устроены временные концлагеря для заложников из семей партизан. Каждую неделю здесь производились расстрелы женщин и детей тех повстанцев, которые не явились в положенный срок с повинной.
Ряды сопротивления таяли. В это трудное время подполковник Филимонов предложил созвать общий военный сбор, чтобы объединить силы, выработать общую тактику боевых действий, освободить мирное население из лагерей и положить конец безнаказанности красных продотрядов.
Такой сбор состоялся в экономии Чеховича возле деревни Царев-Дар. Прибыли предводители отрядов из сел Явкино, Кочкаровка, Фалеевка, Широкая Балка, Покровское, Ново-Никольское, Станислав, Белозерка, Касперовка и Александровка. Присутствовали атаманы крупных соединений Ларион Завгородний, Кирилл Бондарук, Богдан Зацепа и Илья Тишанин.
Под командой всех этих военных предводителей находилось около 9000 повстанцев. Эту серьезную военную силу нужно было грамотно координировать, чтобы отвлечь боеспособные части Красной Армии с Крымского фронта.
Подполковник Филимонов выступил с краткой речью. Бывший свинопас говорил с крестьянами доходчиво на их языке и почти сумел склонить к объединению. Однако все пошло прахом, когда бывший петлюровский сотник Иван Зацепа заявил, что не намерен проливать кровь своих бойцов за врангелевцев, окопавшихся в Крыму. Возникли ожесточенные споры, и объединение повстанческих сил не состоялось.
К отряду подполковника Филимонова присоединились только пять мелких вооруженных групп. Им удалось провести еще несколько удачных операций. Однако 14 октября 1920 года в тяжелом бою на окраине села Заселье офицер был ранен и вместе со своим адъютантом поручиком Помоловым попал в плен к красным. Через несколько часов их освободили, но ранение в грудь оказалось настолько тяжелым, что Филимонов вынужден был четыре месяца отлеживаться на глухом хуторе возле села Тридубы. Когда он выздоровел, все было кончено. Большевики физически уничтожили последние очаги крестьянского сопротивления.
В марте 1921 года Андрею Филимонову по подложным документам удалось пересечь румынскую границу. Из Румынии он перебрался в Сербию, а оттуда - во Францию. С 1927 года «белый офицер Филимонов» активно работает в авторитетной эмигрантской газете «Последние новости», в октябре 1938-го уезжает в Испанию собственным корреспондентом этой газеты. Бывший подполковник Белой армии находился в лагере франкистов, и его материалы обличали «двурушническую позицию» республиканского правительства в отношении мелких землевладельцев и сельхозрабочих.
Под занавес жизни Андрей Архипович Филимонов из двух зол выбрал фашизм. Он остался в Испании до конца. Умер в 1951 году. Похоронен на городском кладбище в Картахене.

Сергей ГАВРИЛОВ.